Пять знаменитых «кротов»: предатели или жертвы обстоятельств?

21:50 26/06/2020
Пять знаменитых «кротов»: предатели или жертвы обстоятельств?
ФОТО : ТАСС / Ryan Jorgensen/YAY

«Кротами» называют двойных агентов, обычно кадровых работников спецслужбы одной страны, тайно работающих на спецслужбу противника. В обычном и самом простом понимании такие шпионы – предатели и изменники Родины. Пойти на сделку с совестью их вынуждают различные обстоятельства: жажда денег, азарт, рухнувшие идеалы или предотвращение войны.

Таким является и герой сериала «С чего начинается Родина», действие которого происходит в 1986 году. Пользуясь нестабильностью обстановки в советском государстве, ЦРУ объявило награду тому, кто раскроет имена действующих резидентов СССР в западных странах. Предателю пообещали миллион долларов и политическое убежище за границей. В КГБ решили подсунуть американцам подставного изменника Родины, выбрав безупречного кандидата среди своих же сотрудников. Однако никто из участников событий не мог предположить, чем обернется эта операция.

Смотрите первую серию детектива «С чего начинается родина» в воскресенье, 28 июня, в 17:45 на телеканале «МИР».

Олдрич Эймс

Пять знаменитых «кротов»: предатели или жертвы обстоятельств?

Фото: staff, Federal Bureau of Investigation

Олдрича Эймса называют одним из самых ценных агентов в истории советской и российской разведки. Он был начальником контрразведывательного подразделения ЦРУ США, руководил советским отделом управления внешней контрразведки ЦРУ. Вместе с этим на протяжении девяти лет Олдрич Хейзен Эймс работал на кремлевские спецслужбы.

Эймс родился в семье американцев, его отец преподавал в колледже и также работал в ЦРУ, мать была обычной учительницей английского языка. Изначально карьера Олдрича не строилась: он проваливал задания по вербовке шпионов, срывался, уходил в запой и депрессии. Кроме того, Эймс рассказывал, что был разочарован американской внешней политикой. В 80-х годах у Олдрича началась черная полоса: бракоразводный процесс и долги любовницы привели к острой финансовой нужде. Именно в тот момент он и решил начать работать на КГБ. Эймс передал охраннику посольства СССР в Вашингтоне записку:

«Я, Олдрич Хейзен Эймс, работаю начальником контрразведывательного подразделения в отделе СССР и Восточной Европы Оперативного директората ЦРУ. Мне нужно 50 тысяч долларов в обмен на следующую информацию о трех агентах, которых мы в настоящее время вербуем в Советском Союзе», – было сказано в записке.

Спустя несколько дней с Эймсом связались и пригласили на встречу с руководителем вашингтонской резидентуры Первого главного управления КГБ СССР Виктором Черкашиным, который впоследствии и стал его куратором. Олдрич получил свои деньги и оперативную кличку «Людмила». С этого момента Эймс стал работать на КГБ. Он передавал советским спецслужбам известные ему имена «актива» ЦРУ и отчеты ЦРУ по разведке, которые неоднократно выносил из своего управления в обычном дипломате.

Конечно, для ЦРУ это не осталось незамеченным – его тайные агенты в СССР один за другим стали выходить из игры. Однако подозрение пало на другого человека. В то же время Эймс подал документы на вакантную должность в Риме, чтобы дистанцироваться от штаб-квартиры ЦРУ – он боялся, что его арестуют. В Рим Олдрич переехал вместе со своей второй женой Марией, супруги стали жить на широкую ногу, ни в чем себе не отказывая.

Так продолжалось до тех пор, пока пара не вернулась обратно в Вашингтон, приобрела новый дорогой автомобиль и хорошо обставленный дом. Это вызвало подозрение у подруги Марии, которая впоследствии и обратилась в ЦРУ и ФБР. Наконец, в 1993 году один из агентов ФБР похитил мусорный бак Эймса, где были найдены печатные ленты, на которых Олдрич написал по-русски несколько писем.

Олдрич и Мария были арестованы сотрудниками ФБР 21 февраля 1994 года. «Дело Эймса» вызвало громкий политический скандал в США и привело к напряженным отношениям в публичных отношениях России и США. 28 апреля 1994 года Эймса приговорили к пожизненному заключению с конфискацией имущества. Его жена Мария отсидела пять лет в тюрьме, а после была депортирована в Колумбию, где живет и по сей день.

Олег Пеньковский

Пять знаменитых «кротов»: предатели или жертвы обстоятельств?

Фото: Central Intelligence Agency

Многие специалисты считают Олега Пеньковского самым результативным агентом Запада из когда-либо работавших против СССР. Кроме того, некоторые эксперты высказывают мнения, что Пеньковский не имел доступа к важным государственным и военным секретам, а это значит, что его шпионская деятельность не нанесла существенного ущерба.

Олег Пеньковский родился в семье рабочих. После окончания школы он стал одним из лучших курсантов Второго Киевского артиллерийского училища, а после прекрасно проявил себя в Польском походе и Финской войне. В 1949 году в возрасте 30 лет Пеньковский получил звание полковника, что удавалось сделать единицам. На самом деле Олег Пеньковский не был «простым» офицером. Его дядя был сослуживцем и другом министра обороны СССР Родиона Малиновского.

В ГРУ Пеньковский попал после четырех лет обучения в военно-дипломатической академии. Он был направлен в четвертое управление ГРУ, которое занималось вопросами Ближнего Востока. Первой командировкой Олега Пеньковского стала поездка в Турцию, куда он прибыл в качестве старшего помощника военного атташе. Именно там произошел неприятный инцидент, после которого Пеньковского отозвали в Москву: его заметили на Стамбульском базаре, где он пытался сбыть ювелирные украшения (по другой информации, он пытался предлагать западным дипломатам военные секреты, но они сторонились его, думая, что это явная подстава). В итоге Пеньковский был уволен из ГРУ, а в его служебной записке значилось:

«Мстительный, злобный человек, беспримерный карьерист, способен на любую подлость».

Некоторое время Олег Пеньковский находился в распоряжении Управления кадров Минобороны. Второй раз в военную разведку Пеньковского приняли по ходатайству Александра Рогова, который имел доверительные отношения с министром обороны Родионом Малиновским.

В 1958-1959 годах Пеньковский учился на Высших инженерно-артиллерийских курсах Военной академии РВСН имени Ф. Э. Дзержинского. Затем стал начальником курса в Академии ракетных войск. Именно эти знания Пеньковского оказались более всего востребованы иностранными разведками.

Олег Пеньковский настойчиво предлагал свои услуги американской разведке. Так, в июне 1960 года он обратился к двум американским студентам с просьбой передать в посольство США письмо. В послании он детально описал, как 1 мая над Свердловском был сбит американский разведывательный самолет. 20 апреля 1961 года, находясь в командировке в Лондоне, Пеньковский через британского спецагента Гревилла Винна познакомился с двумя английскими и двумя американскими разведчиками. Они сообщили Пеньковскому, что получили его письмо, а чуть позже рассказали ему о том, как пользоваться портативной камерой, как изготавливать микропленки, шифровать сообщения.

Олег Пеньковский передавал в Великобританию научные отчеты специалистов Государственного комитета Совета Министров СССР по науке и технике, которые побывали в зарубежных командировках, сообщал о событиях, происходивших в руководстве СССР, и в основном пересылал информацию военно-технического характера. После окончания шпионской миссии Пеньковскому были обещаны гражданство, высокая должность в разведывательных структурах США или Великобритании на выбор с окладом 2000 долларов в месяц и по 1000 долларов за каждый месяц агентурной работы в СССР.

Однако в 1962 году за Пеньковским была установлена слежка, а для того чтобы получить доказательства его шпионской деятельности, КГБ пошло на беспрецедентную в практике спецслужб техническую операцию. По дну реки Москвы к чердаку в доме напротив был протянут кабель, управляющий кинокамерой в ящике для цветочной рассады, находившемся на балконе этажом выше квартиры Пеньковского. С помощью кинокамеры была произведена съемка агента в момент, когда он переснимал на подоконнике секретные документы. Осенью того же года Пеньковский должен был вылететь США, откуда уже планировал не возвращаться. Но КГБ подстроил происшествие, вследствие которого двойной агент оказался в госпитале, в то время как оперативники провели в его квартире обыск. Там они нашли тайник с секретными материалами. После ареста Пеньковский предлагал КГБ услуги двойного агента, однако на суде его обвинили в измене Родине и приговорили к расстрелу. Кроме того, Олега Пеньковского лишили воинского звания и всех правительственных наград.

Стиг Веннерстрем

Пять знаменитых «кротов»: предатели или жертвы обстоятельств?

Стиг Веннерстрем был полковником ВВС Швеции. По информации из архивных данных шведской полиции, Веннерстрем начал работать на ГРУ еще на самой заре холодной войны. На тот момент он занимал должность военного атташе в посольстве Швеции в Москве, а затем в Вашингтоне. Стиг сотрудничал с ГРУ на протяжении 14 лет и получил псевдоним Орел.

О Стиге Веннерстреме говорили как о человеке образованном, умном, с богатым кругом интересов. Он был профессиональным фотографом, чемпионом Швеции по керлингу, мастером по водным и горным лыжам. Кроме того, владел восемью языками.

«Это был стройный, подтянутый офицер. Несмотря на то, что ему уже было за пятьдесят, он оставался мастером спорта, отличным стрелком, пилотом. Веннерстрем владел дюжиной языков, в том числе и русским. У него к тому времени уже было две взрослые дочери, а жена, как поговаривали, состояла в дальнем родстве с королем Густавом VI Адольфом. Обширные связи Веннерстрема в военных кругах и при королевском дворе открывали ему превосходные возможности для ведения разведки. Стиг имел практически неограниченный доступ к секретным материалам, касавшимся не столько Швеции, сколько США, Англии и ФРГ. Вероятно, со времен вербовки полковника австро-венгерского Генштаба Альфреда Редля русская и советская военные разведки вряд ли имели более ценного агента», – писал куратор Стига Веннерстрема, советский разведчик Виталий Никольский.

За годы работы на ГРУ Веннерстрем передал тысячи секретных документов, которые касались прежде всего стран НАТО. Все связи и сотрудничество Министерства обороны Швеции с натовцами осуществлялись на виду у советских разведчиков. Одними из самых ценных оказалась документы по ракетному вооружению США и Англии. И все это – благодаря Веннерстрему.

Несмотря на то, что звание полковника он получил в 1951 году, занимал пост военно-воздушного атташе в посольстве Швеции в США в 1952–1957 годах и был начальником сектора при оперативном отделе главного штаба Вооруженных сил Швеции в 1957–1961 годах, заподозрили его в шпионаже еще в 1943 году. Тогда возникли подозрения, что Веннерстрем является шпионом нацистской Германии, а в 1947 году его уже подозревали в работе на СССР, однако доказать это не удалось.

По воспоминаниям Виталия Никольского, Веннерстрем был чересчур «раскованным»: он не придавал особого значения конспирации, а однажды даже передал секретные материалы под носом у начальника контрразведки. Однако такая чрезмерная уверенность в конце концов и подвела его. Контрразведывательная операция против Веннерстрема возобновилась в конце 1950-х: тогда его горничную завербовали шведские спецслужбы. Через 13 лет именно она и сообщила о том, что нашла несколько спрятанных на чердаке фотопленок, которые содержали фотографии секретных документов на специальном тайном слое. Стига Веннерстрема приговорили к пожизненному заключению, но в 1972 году шведское правительство сократило срок заключения до 20 лет. По законам Швеции, Веннерстрем, отбывший половину наказания, в 1974 году был освобожден досрочно. Таким образом, в тюрьме разведчик провел в общей сложности 11 лет. После своего освобождения Веннерстрем продолжил переводческую практику, начатую им в тюрьме, а также написал книгу мемуаров. Он скончался в 2006 году в доме престарелых, не дожив до столетнего юбилея всего пять месяцев.

И, если предыдущие двойные агенты шли на предательство из-за острой нехватки денег, то Стиг Веннертстрем, далекий от бедности, считал своим долгом не допустить превращение холодной войны в активные боевые действия и новую, третью мировую войну. Передавая СССР важную информацию, он помогал «уравновесить» военную активность стран НАТО с Советским Союзом.

Вальтер Кривицкий

Пять знаменитых «кротов»: предатели или жертвы обстоятельств?

Вальтер Кривицкий, настоящее имя которого Самуил Гинзберг, был деятелем советских органов госбезопасности, высокопоставленным сотрудником ИНО НКВД и невозвращенцем. Родился он в семье торгового служащего в Австро-Венгрии, в возрасте 20 лет вступил в большевистскую партию. В то время он работал в тылу белогвардейских войск на Украине. В 1920 году его направили в тыл противника на Западном фронте, где он устраивал диверсии, саботаж на транспорте, снабжал руководство Красной армии информацией военно-политического характера. После Гражданской войны Вальтер, окончив специальные курсы Военной академии РККА, решил связать свою судьбу с советской военной разведкой. В 1933 году Вальтера назначали директором Института военной промышленности. Эта должность по штату приравнивалась к категории командира дивизии.

После прихода к власти Гитлера Кривицкий был командирован в Австрию и Германию, там он четко понял: фашизм представляет опасность для всего мира. Ему удалось заполучить полную подборку секретной переписки японского военного атташе с высшим военным и политическим руководством в Токио. Таким образом он раскрыл все содержание секретных переговоров между Японией и Германией. За блестящее выполнение задания Вальтер был представлен к награждению орденом Ленина.

Впоследствии Кривицкий проживал вместе со своей семьей в Гааге под именем австрийца Мартина Лесснера и возглавлял советскую военную разведку в Западной Европе. В деловых кругах Вальтер представлялся как торговец книгами, что давало ему возможность перевозить полученную информацию, не вызывая подозрений.

Однако в декабре 1936 года Вальтер неожиданно получил указание Центра «заморозить» всю советскую агентурную сеть в Германии. Это вызвало у разведчика недоумение. К этому времени берлинская агентура донесла, что Сталин через своего личного представителя начал переговоры с Гитлером. Обескураженный этими событиями, а также слухами о массовых арестах в СССР, Вальтер по срочному вызову вернулся в Москву. За короткое время было арестовано множество коллег и друзей Кривицкого, сам Вальтер также не сомневался, что похожая участь настигнет и его. Но в 1937 году его отправили в срочную командировку в Гаагу. Там он встретился с Игнатием Рейссом, который замещал его во время отъезда в Москву. Рейсс был уверен, что Сталин ведет страну к катастрофе, поэтому решил порвать с советской службой. Этот инцидент повлиял и на самого Кривицкого: для реабилитации перед Сталиным ему предложили ликвидировать Рейсса. На предательство друга Вальтер не пошел и успел предупредить его об опасности. Тем не менее чуть позже Рейсс был обнаружен в Швейцарии и убит.

Дело Рейсса решило судьбу Вальтера. Его отзывали в Москву. Вернуться в СССР означало ехать на смерть. Кривицкий знал, что за ним будут следить, поэтому план побега продумывал тщательно, и несколько раз ему удалось уйти от преследования. Затем Вальтер обратился к французскому правительству с просьбой о политическом убежище.

«Последние политические события в Советском Союзе полностью изменили положение…Встав перед выбором, идти на смерть вместе со всеми моими старыми товарищами или спасти свою жизнь и семью, я решил не передавать себя молча на расправу Сталину», – писал Вальтер Кривицкий в заявлении на имя заместителя министра иностранных дел Франции.

В 1937-1938 годах он проживал во Франции, где его тщательно охраняли. С 1938 года проживал в США. С этого времени он написал целый ряд разоблачающих сталинский режим статей. Согласно рассекреченным документам британской разведки, Кривицкий выдал больше 100 советских агентов по всей Европе и Америке.

Вальтер Кривицкий погиб в 1941 году при загадочных обстоятельствах. Его тело обнаружила горничная в гостинице в Вашингтоне. Официальное расследование признало факт самоубийства Кривицкого. Однако сам Вальтер писал: «Если когда-нибудь меня найдут мертвым и это будет выглядеть как несчастный случай или самоубийство, не верьте! За мной охотятся…».

Стиг Берглинг

Пять знаменитых «кротов»: предатели или жертвы обстоятельств?

Стиг Берглинг работал офицером службы государственной безопасности Швеции (СЕПО). Там он имел доступ к документам чрезвычайной важности, содержание которых передавал СССР. Кроме того, Берглинг некоторое время работал в отделе обороны, где похитил секретные документы о шведских военных установках, которые и продал КГБ.

Интересна дальнейшая жизнь шведского «крота»: в марте 1979 года он был задержан в аэропорту Тель-Авива израильской полицией. В этом же году Берглинга приговорили к пожизненному тюремному заключению за шпионаж. Восемь лет Стиг отсидел в шведской тюрьме в полной изоляции, однако со временем ему даже разрешили короткие увольнения под строгой охраной. Именно во время такого отгула Берглинг вместе со своей женой Элизабет и совершил побег. Спустя некоторое время в окрестностях Хельсинки был найден арендованный ими автомобиль, но следы супругов затерялись.

Некоторое время Стиг и Элизабет проживали в Москве, однако во время распада СССР им пришлось уехать в Ливан. Там Берглинг был советником по безопасности Валида Джумблата, лидера Прогрессивно-социалистической партии.

Позже Берглингу пришлось вернуться на родину, где его ждали 23 года тюрьмы. Но отсидеть положенный срок Стигу было не суждено – он был освобожден через три года из-за тяжелой формы болезни Паркинсона.

Берглинг получил за свою работу в общей сложности 68 тысяч шведских крон, а причиной своих действий называл не корысть, а жажду приключений и риска.

Мария Приходько
comments powered by HyperComments