Масонские ритуалы, пропавший «диктатор» и трупы в прорубях: кровавые тайны восстания декабристов

11:05 26/12/2020
Масонские ритуалы, пропавший «диктатор» и трупы в прорубях: кровавые тайны восстания декабристов
ФОТО : Тимм, Василий Фёдорович (1820-1895)

Сегодня исполняется 195 лет со дня восстания декабристов. События, произошедшие на Сенатской площади Санкт-Петербурга 26 декабря (14-го по старому стилю) 1825 года, стали первой попыткой государственного переворота в истории Российской империи. Не стоит путать их с дворцовыми переворотами, в ходе которых, как правило, группа заговорщиков стремилась свергнуть одного правителя и возвести на престол другого – более угодного ей. Декабристы же поставили перед собой гораздо более смелые цели: свергнуть монархию в Россию, полностью изменить конституционный строй, отменить крепостное право и провести множество других радикальных реформ. С тех пор прошло почти два века, но историки до сих пор спорят о том, почему это легендарное восстание обернулось неудачей и какие тайны скрывали мятежники. Правда ли, что декабристы находились в тесных связях с масонами, что с самого начала раскололо их на два лагеря и почему они не похожи на других революционеров – расскажем сегодня.

«Окно в Европу»: как заграничные походы породили мятежников

Кто же такие декабристы и что их так не устраивало в России начала XIX века? Чтобы разобраться в этом, следует обратиться к событиям Отечественной войны 1812 года и ее итогам. А если говорить точнее – к заграничным походам русской армии. Это общее название совместных боевых действий России, Швеции, Пруссии и Австрии в 1813-1814 годах, направленных на окончательный разгром армии Наполеона. 21 декабря 1812 года Кутузов поздравил войска с победой и призвал их «довершить поражение неприятеля на собственных полях его». Последовавшие за этим походы служили нескольким целям. Главной, конечно же, было изгнание остатков французской армии из стран, захваченных Бонапартом, и установление длительного мира в Европе. При этом правительство Александра I также стремилось восстановить феодально-абсолютистские режимы в европейских государствах. Кроме того, России необходимо было как можно скорее вывести из войны Австрию с Пруссией и сделать их своими союзниками, чтобы не дать Наполеону вновь собрать крупное войско. В итоге все цели были достигнуты: наступление союзных войск протянулось от берегов Балтийского моря до Брест-Литовска и окончилось полным поражением французских войск в Лейпцигском сражении.

Отечественная война 1812 года и последовавшие за ней заграничные походы произвели невероятно сильное впечатление на русских военных. С одной стороны, этот период в России ознаменовался большим патриотическим подъемом. Но в то же время множество молодых людей, несших службу в русской армии, впервые своими глазами увидели, как живут люди в Европе. Многих этот опыт совершенно опьянил и одновременно заставил задуматься: почему в России – не так?

Особенно диким в сравнении с западными ценностями представал крепостной строй, на котором зиждился многовековой уклад нашего государства. Русские офицеры впервые осознали, насколько ужасно в армии обращаются с солдатами, которые бок о бок с ними выиграли войну. Поскольку большинство солдат были крепостными, к ним зачастую относились хуже, чем к скоту. Начальство не скупилось на порку и унижения, а простой мужик все терпел – такие порядки в русских войсках действовали веками.

Но европейский опыт многое перевернул в мировоззрении русского офицерства. Этому способствовал и политический контекст того времени: после Наполеоновских войн во многих странах произошли революции, поэтому рост протестных настроений в России был лишь вопросом времени. Перед русской интеллигенцией впервые замаячили надежды на перемены, и заграничные походы наглядно показали, что такие перемены – возможны.

Масонские ритуалы, пропавший «диктатор» и трупы в прорубях: кровавые тайны восстания декабристов

Рыцари и цареубийцы: чего хотели декабристы?

Таким образом, революционные настроения в кругах российского дворянства начали витать задолго до декабрьского восстания. Первые тайные политические организации стали возникать в 1813-1814 годах. Состояли они преимущественно из молодых офицеров гвардии и назывались «артелями». В 1816 году из двух таких объединений – «Священной артели» и «Семеновского полка» Петербурге был сформирован Союз спасения. Его основателем и идейным вдохновителем был Александр Муравьев. В Союз также вошли Сергей Трубецкой, Никита Муравьев, братья Муравьевы-Апостолы (Матвей, Ипполит и Сергей), Иван Якушкин, Павел Пестель и другие участники будущего восстания. В 1817 году у Союз спасения появился собственный устав, согласно которому он был переименован в «Общество истинных и верных сынов Отечества».

Цели заговорщиков были самыми высокими и благородными. Они хотели полностью упразднить крепостное право, освободить всех крестьян, но главное – уничтожить самодержавие и провозгласить в России конституционную монархию. Своей задачей мятежники считали борьбу с главными пороками общества – взяточничеством чиновников, армейским произволом, невежеством простого народа, несоблюдением прав человека и т.д.

Однако уже на первых этапах существования общества в нем произошел раскол. Большая часть заговорщиков стремились добиваться перемен исключительно мирными способами, другая же мыслила более радикально. Дошло до того, что один из будущих декабристов, подполковник лейб-гвардии Михаил Лунин, предложил убить царя. Многие его поддержали. Примириться двум сторонам так и не удалось, из-за чего Союз спасения был распущен, не просуществовав и года.

Однако протестные настроения на этом не улеглись. В январе 1818 года на смену Союзу спасения пришла новая тайная организация – Союз благоденствия. В новое общество вошли многие члены бывшего Союза спасения, а его устав во многом повторял устав предшествующей организации. На этот раз «штаб» заговорщиков обосновался в Москве. Со временем отделения общества («управы») появились и в других городах – Петербурге, Тульчине, Кишиневе, Смоленске и др. Члены Союза занимались созданием различных просветительских кружков, старались занимать высокие посты в различных учреждениях, армии – словом, принимали активное участие в общественной и политической жизни страны.

Без лишних «ушей»

Как и в любом тайном обществе, в стане будущих декабристов существовала своя четкая иерархия и соблюдались меры конспирации. Новых людей в организацию могли принять только с согласия верхушки – так называемых «бояр». Впрочем, несмотря на все предосторожности, информация об «обществе людей, желающих блага, процветания, счастья и свободы России», так или иначе просачивалась за его пределы. И, хотя разговоры о политике в дворянском обществе того времени не слишком приветствовались, те, кто интересовался этой темой, рано или поздно находили себе подобных и образовывали кружки по интересам.

По сравнению с Союзом спасения, который насчитывал не более 30-35 постоянных членов, Союз благоденствия был уже более крупной организацией: в него на постоянной основе входило порядка 200 человек. Однако это создавало и определенные сложности. Дело в том, что состав общества постоянно менялся: одни участники делали успешную карьеру или обзаводились семьями и оставляли политику, а на их место приходили другие, более молодые. Это неконтролируемое расширение круга, состоящего из людей, которые зачастую не были друг с другом знакомы и даже никогда не встречались, в итоге привело к роспуску Союза благоденствия. Организация снова не выдержала раскола между радикалами и сторонниками умеренных взглядов. Кроме того, во время съезда Союза благоденствия в январе 1821 года его руководители выяснили, что правительство знает об их существовании и замыслах. После этого было принято решение о роспуске Союза – это позволило избавиться от «лишних» людей и продолжить подпольную работу, опираясь лишь на самых надежных.

Вскоре были образованы новые тайные общества: «Южное» на Украине (в 1821 году) и «Северное» в Петербурге (в 1822 году). Лидером Южного общества был полковник Пестель, в Северном главную роль играли несколько человек – Никита Муравьев, Сергей Трубецкой и известный поэт Кондратий Рылеев, сплотивший вокруг себя радикально настроенных республиканцев.

Декабристы и масоны – одно и то же?

Одна из популярных конспирологических теорий утверждает, что восстание декабристов представляло собой не что иное как масонский заговор. Стоит сразу заметить, что четких доказательств эта теория под собой не имеет, однако причины так думать у историков, несомненно, есть. Так, пятеро из шести основателей Союза спасения действительно были масонами. Александр Муравьев стал членом ордена еще до войны 1812 года, Сергей Трубецкой, Никита Муравьев и Сергей Муравьев-Апостол присоединились к ложе позднее – в январе 1816 года.

Однако ничего удивительного в этом нет – многие дворяне в то время были членами ордена вольных каменщиков. Даже среди обвинителей на суде над декабристами было немало масонов: например, Бенкендорф, Боровков, Сперанский и т.д. К тому же, далеко не все масоны были на стороне восставших. Так, известный член ордена, писатель Александр Грибоедов отнесся к мятежу весьма скептично: «Сто прапорщиков хотят изменить весь государственный быт России».

Кроме того, приравнивать декабристов к масонам сложно еще по той причине, что масонские организации практически никогда не были политическими. Масоны не сильно заботились о переустройстве мира, они посвящали себя куда более тонким материям – по крайней мере, таким было масонство духовное, мистическое. Члены ложи стремились прежде всего усовершенствовать свою душу, познать Бога – одним словом, были далеки от государственных переворотов.

Впрочем, в устройстве тайных сообществ, из которых вышли декабристы, многое перекликалось с масонскими ритуалами. Сходство проявлялось уже в том, как были устроены эти организации. К примеру, все участники Союза спасения делились на «бояр», «мужей» и «братьев». Из числа бояр каждый месяц выбирались старейшины: председатель (в масонстве – мастер стула), два блюстителя (у масонов – надзиратели ложи) и секретарь (такая же должность существует в масонстве).

Кроме того, у декабристов было своеобразное посвящение, что также очень типично для масонов с их сложными многоступенчатыми ритуалами. Всякий, кто хотел стать членом тайной организации, клялся держать в тайне все, что ему о ней известно. И, как и у масонов, на каждой последующей ступени нужно было давать новый обет. Требования к членам организации были высокими. Они должны были строго исполнять свои служебные обязанности, отличаться безукоризненным поведением в частной жизни, всегда действовать на благо государства и осуждать злоупотребления чиновников.

Сравните это с выдержкой из устава российских масонов: «Все общественные обязанности должны ставиться выше частных, личных выгод. Это прежде всего обязывает нас верно и добросовестно служить нашему правительству и Отечеству. <…> Кто свои личные выгоды предпочитает этим обязанностям, у того нет любви к Отечеству и в том недостает великодушия…»

Впрочем, впоследствии многие члены тайных обществ покинули масонские ложи. Вместо постепенного и упорного совершенствования духа – основы масонства – декабристы сделали акцент на решительных действиях. Это в итоге развело их с масонами и привело на Сенатскую площадь.

Масонские ритуалы, пропавший «диктатор» и трупы в прорубях: кровавые тайны восстания декабристов

Меж двух царей

Итак, главная цель заговорщиков была очевидна – добиться отмены крепостного права и свергнуть самодержавие, заменив его на конституционную монархию. Удобным поводом для осуществления этого плана стало междуцарствие 1825 года. Имеется в виду период после смерти бездетного императора Александра I, который скоропостижно скончался в Таганроге 19 ноября (1 декабря по новому стилю) 1825 года. Так как царь не имел наследников, престол должен был перейти к следующему по старшинству брату – Константину Павловичу (тот также не имел детей). Однако лишь немногие приближенные ко двору знали, что Константин заранее подписал отречение от престола. Таким образом, претендентом на трон становился следующий брат – Николай Павлович.

Однако Николай не пользовался большой популярностью ни у народа, ни среди чиновничьей элиты. Еще до того, как секретный документ об отречении Константина был обнародован, генерал-губернатор Петербурга граф Михаил Милорадович даже заставил князя Николая отказаться от прав на престол в пользу старшего брата. Он, как и многие другие, до последнего надеялся, что слывший либералом Константин все-таки изменит свое решение. 27 ноября (9 декабря по новому стилю) все население столицы присягнуло новому императору, началась даже чеканка монет с его изображением. Константин же наотрез отказывался принимать бразды правления, но и формально не отказывался от них как действующий император. Все это породило неприятное для верхушки состояние неопределенности, которым и решили воспользоваться декабристы.

После того, как Константин повторно отказался от короны, Сенат провел совещание и назначил дату второй присяги – на этот раз Николаю Павловичу. «Переприсяга» должна была состояться утром 14 (26) декабря. Члены тайного общества решили выступать, не мешкая. Любое промедление грозило срывом восстания, так как на тот момент члены правительства уже знали имена многих заговорщиков. Кроме того, за сутки до назначенного дня был арестован один из лидеров восстания – Павел Пестель.

Главной целью декабристов было не дать войскам и Сенату присягнуть новому царю. Мятежники планировали захватить Зимний дворец и Петропавловскую крепость, а членов царской семьи – арестовать, рассматривался также вариант убийства. Затем восставшие собирались потребовать, чтобы Сенат опубликовал всенародный Манифест. Этот документ должен был провозгласить учреждение временного революционного правительства, отмену крепостного права, равенство всех перед законом, демократические свободы (печати, исповеди, труда), введение суда присяжных, введение обязательной военной службы для всех сословий, выборность чиновников, отмену подушной подати и многое другое. Также депутаты должны были принять новую конституцию. После этого планировалось созвать Учредительное собрание, которое должно было решить вопрос о новой форме правления – либо конституционная монархия, либо республика. Однако ни одному из этих планов не суждено было осуществиться – по крайней мере, не в том месте и не в тот день.

Причины провала

Надо сказать, что действия декабристов вовсе нельзя назвать продуманными. С одной стороны, им действительно удалось заручиться поддержкой более 3000 солдат и вывести их на Сенатскую площадь. Однако на этом все и закончилось. Еще за несколько дней до восстания Николая предупредили о заговоре против него, причем одним из информаторов был близкий приятель Кондратия Рылеева – генерал от инфантерии Яков Ростовцев. Именно он написал Николаю I письмо, в котором сообщил о планах декабристов. Мотивы этого поступка до сих пор остаются неясными: по одной версии, Ростовцев считал, что мятеж против царя несовместим с дворянской честью, по другой – он сам чуть было не примкнул к декабристам, но в какой-то момент их пути разошлись.

Так или иначе бунтовщиков опередили. К тому времени, когда они прибыли на площадь, все уже было решено: Николай I был провозглашен законным императором, сенаторы разошлись, и предъявлять претензии фактически уже было некому. Смятение в ряды восставших внесло и отсутствие лидера: избранный руководителем бунта князь Трубецкой в назначенный час так и не явился. Историки по-разному объясняют его поступок. Во-первых, Трубецкой не мог не понимать, что наспех подготовленное восстание имеет очень мало шансов на успех. Возможно, он считал, что его появление на площади только усугубит и без того тяжелую ситуацию и послужит сигналом к бессмысленному кровопролитию. Во-вторых, князь мог опасаться ответственности, которую на него возложили. Кроме того, Трубецкой был в числе тех, чьи имена уже давно значились в «черном списке» жандармерии. Поэтому в ночь с 26 на 27 декабря он прибыл в Зимний дворец уже в качестве арестанта.

Поняв, что они опоздали, восставшие тем не менее не спешили расходиться, хоть и пребывали в замешательстве. Тем временем на Сенатской площади собралась огромная толпа – по разным оценкам, несколько десятков тысяч человек. Большинство пришедших сочувствовали восставшим, а Николая I и его приближенных освистали и закидали камнями. Позднее, вспоминая те события, император говорил своему брату Михаилу: «Самое удивительное в этой истории – это то, что нас с тобой тогда не пристрелили».

Впрочем, без жертв не обошлось. Так, в ходе начавшейся перестрелки был смертельно ранен граф Милорадович, пытавшийся успокоить солдат и убедить их в том, что до последнего «сам охотно желал, чтобы Константин был императором». Затем бунтовщиков пытались приструнить полковник Стюрлер, великий князь Михаил Павлович и князь Алексей Орлов, но им удалось отбить атаки.

За час до конца восстания декабристы, наконец, смогли договориться и выбрали нового «диктатора» вместо Трубецкого – князя Оболенского. Но Николай успел перехватить инициативу: правительственные войска, более чем вчетверо превосходившие восставших по численности, взяли их в окружение. Под градом картечи бунтовщики в конце концов вынуждены были обратиться в бегство. Толпы солдат бросились к замерзшей Неве, и Михаил Бестужев попытался прямо на льду заново выстроить тех, кто еще оставался в строю. Войска построились, но по ним ударили из пушек; ядра раскалывали лед, многие солдаты тонули.

К ночи восстание было окончательно подавлено. На площади и улицах Петербурга лежали сотни трупов. Вот как описывал ту страшную ночь известный русский историк Николай Шиндлер:

«По прекращении артиллерийского огня император Николай Павлович повелел обер-полицмейстеру генералу Шульгину, чтобы трупы были убраны к утру. К сожалению, исполнители распорядились самым бесчеловечным образом. В ночь на Неве от Исаакиевского моста до Академии Художеств и далее к стороне от Васильевского острова сделано было множество прорубей, в которые опустили не только трупы, но, как утверждали, и многих раненых, лишенных возможности спастись от ожидавшей их участи. Те же из раненых, которые успели убежать, скрывали свои увечья, боясь открыться докторам, и умирали без медицинской помощи».

Сразу же после завершения восстания начались аресты. Николай I лично выступил в качестве следователя. В общей сложности к суду было привлечено 579 человек, 287 из них признаны виновными. Пятерым офицерам, стоявшим во главе восстания, был вынесен смертный приговор. Сегодня их имена знает вся страна: это Кондратий Рылеев, Павел Пестель, Петр Каховский, Михаил Бестужев-Рюмин и Сергей Муравьев-Апостол. 120 человек были сосланы на каторгу в Сибирь или на поселение. За некоторыми из них после многочисленных прошений и хождений по кабинетам чиновников последовали верные жены.

Современным людям, знающим про ужасы ГУЛАГа и концлагерей, жизнь декабристов в ссылке может показаться мягким наказанием. Но не стоит забывать, что для этих людей ссылка была связана со множеством лишений, однако они сумели перенести все тяготы с достоинством и не опуститься. Хотя восстание декабристов не увенчалось успехом, их имена и идеалы, которым они были преданы, навсегда остались запечатлены в истории и, конечно, на страницах русской поэзии. И эту нетленную память прозорливый Александр Пушкин предсказал еще в 1818 году, написав в стихотворении «К Чаадаеву»:

«Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!»

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments