Рукопожатие через океан: история телемоста Ленинград – Сиэтл

19:25 21/02/2021

«Какими они представляют нас?» – вопрос, с которого ровно 35 лет назад начался эфир телемоста Ленинград – Сиэтл и первое знакомство простых граждан Советского Союза и США. Считается, что именно тогда два народа перестали считать друг друга инопланетянами. Корреспондент «МИР 24» из Санкт-Петербурга Нахид Бабаев пообщался с теми, кто наводил телемосты.

19 февраля 1986 года к зрителям Центрального телевидения СССР впервые в истории обратился американский журналист Фил Донахью.

«Я с большим удовольствием говорю вам: Добрый вечер из Соединенных Штатов!» – сказал он.

«Мы очень рады принимать вас в Ленинграде!» – ответил телеведущий Владимир Познер.

«Любопытство и интерес к Америке существовал на моей памяти всегда. Это, с одной стороны, а с другой – традиционно Америка была врагом, противником», – отметил журналист, американист Михаил Таратута.

Ленинград – Сиэтл – не первый телемост между странами, но раньше говорили, что называется, «специально обученные» люди – политики, ученые, дипломаты. А тут невиданное – беседа обычных людей: учителей, врачей, художников.

«Нельзя было просто так взять с улицы человека и сделать с ним интервью, нужно было этого человека утвердить: в парткоме, проверить его послужной список, не был ли замечен где-то, не сидел ли случайно, каких он был политических настроений. А тут мы вдруг случайных людей на улице находим, начинаем с ними разговаривать. Народ, конечно, такого не ожидает, шарахается, пугается», – вспоминает генеральный продюсер МТРК «Мир» Павел Корчагин.

Павел Корчагин в 1986 году был, по сути, продюсером телемостов. Хотя тогда на советском телевидении это слово не использовали. В титрах указан просто – «журналист». Телемост с Сиэтлом снимали на Чапыгина, 6. Здесь находилось Ленинградское телевидение. Так как разница во времени между городами составляет 11 часов, то там было раннее утро, а здесь поздний вечер.

«Сейчас эта студия выглядит вот так, это самая большая студия в телецентре. Зрители, гости, участники были вот там», – показывает помощник режиссера телемоста Ленинград – Сиэтл Татьяна Орлова.

Татьяна Орлова работала на Ленинградском телевидении режиссером. Вот она за пультом справа.

«Когда вот это все было залито светом, температура буквально через 15 минут от начала съемки поднялась очень высокая, как в тропиках. Конечно, было тяжело работать непрерывно», – добавила Татьяна Орлова.

Накануне записи у монитора, который привезли из Норвегии (в Советском Союзе такого не было), сломался вентилятор.

«Наши инженеры посовещались, из консервной банки, в прямом смысле слова, сделали вентилятор, он заработал, все получилось хорошо», – добавил Павел Корчагин.

«Еще до начала эфира, когда мы получили картинку студии, все стали махать руками: «Эй, вот мы! А вот они!» И этот момент был очень трогательный», – поделилась Татьяна Орлова.

А вот сама беседа началась далеко не трогательно. Американцы с первого же вопроса пошли в идеологическую атаку.

- Мы кажется, что люди здесь уверены, что Советский Союз – это классовая система. Это коммунистическое общество, но в нем есть классы. У одних больше денег и богатств, чем у других. Так ли это или нет?

- У нас количество денег отличается только по тому, как человек трудится. Но с другой стороны вопрос к тому, кто задал этот вопрос. Считает ли он, что человек принадлежит к разным классам только потому, что у него разное количество денег? По-моему, классы – гораздо более емкое понятие.

Пожалуй, единственное, в чем советские граждане были не сильно подкованы, так это вопросы веры. Поэтому в студию пригласили священников.

«Я был настоятелем собора и там мне достаточно часто приходилось принимать иностранных гостей, я был представителем нашей церкви в Европейском совете церквей. Для меня это не было чем-то таким страшным, неожиданным», – сказал настоятель Князь-Владимирского собора, участник телемоста Ленинград – Сиэтл отец Владимир.

- Достижением нашего общества является то, что мы строим единую семью, где все национальности равны, где люди равны по вероисповеданию. И я горжусь тем, что я принадлежу к этому обществу.

Разговор обычных граждан превращался во взаимные политические обвинения. Все изменил один человек.

- Я приветствую русский народ, я пришел сюда, потому что меня пригласили как рыбака с Аляски, где я встречался с советскими рыбаками. Мне бы хотелось, чтобы здесь было поменьше политики в нашем разговоре.

«Неужели мы ради того, чтобы опять ругать друг друга, собрались? Почему мы делаем как раз то, что хочет наша власть? Давайте поговорим, как люди!». Это был такой прорыв настоящий», – рассказал телеведущий Владимир Познер.

Как выживали в СССР
Дальше через океан рассказывали о работе, семье, любви, мечтах.

- Может быть, у меня идеалистическое представление о жизни, но я хочу, чтобы у меня было много хороших детей, хороший муж.

«Мои мечты сбылись почти полностью. Во-первых, у меня совершенно замечательный муж, дочь у меня всего одна, но она многих стоит, потому что одарена безмерно, очень талантливый человек, очень хороший человек», – сказала участник телемоста Ленинград – Сиэтл Наталья Смазнова.

Каждая из сторон – США и СССР – смонтировала свою версию программы.

«Когда мы принесли уже готовый материал, смонтированный, на суд председателя Гостелерадио СССР, он сначала дал возможность высказаться своим заместителям. И стали вставать один за другим и говорить о том, что это совершенно отвратительный материал, абсолютно антисоветский, за это нужно всю съемочную группу минимум отправить из Гостелерадио, всех уволить, материал отдавать в эфир невозможно. После этого встал председатель Гостелерадио и сказал: «Я с удовольствием поздравляю всю творческую группу с большим успехом. Мы сегодня этот вопрос обсуждали в ЦК КПСС, это именно то, что нужно», – добавил Павел Корчагин.

Об этой программе на следующий день говорили везде.

«Заходишь в автобус, говорят все только об этом. Ты видела? А ты видел? А ты слышал? А ты знаешь, что это? Как это вообще возможно?» – отметил генеральный продюсер МТРК «Мир».

«На тот момент я не оценила размаха этого события, просто обычная съемка на нашем Ленинградском телевидении. Уже тогда, когда это все было смонтировано и стали показывать, когда я стала получать огромное количество писем со всего СССР, тогда я поняла, что, действительно, это было явление, это было событие. Писали многое: от описания природы до предложений, зачастую нескромных», – сказала Наталья Смазнова.

«Я думаю, что открытием было то, что мы можем друг с другом разговаривать. И что мы можем понимать друг друга, и более того, мы хотим на самом деле», – добавил Владимир Познер.

В США, в отличие от Советского Союза, уже тогда было немало каналов. Так что тот эфир посмотрело около восьми миллионов человек.

«Десятилетиями вот этот образ существовал, вдруг начинают отпадать рога, начинает гримаса страшная отпадать, действительно, человеческое лицо появляется», – поделился Михаил Таратута.

После Сиэтла были еще несколько «диалогов через космос», с Бостоном, Миннесотой. Безусловно, не телемосты разрушили «железный занавес», но они его немного приподняли.

Нахид Бабаев
comments powered by HyperComments