Загадочные жители, «Мост смерти» и сталкеры: гид по Чернобылю рассказала, что происходит в Зоне отчуждения

10:13 26/04/2021
Загадочные жители, «Мост смерти» и сталкеры: гид по Чернобылю рассказала, что происходит в Зоне отчуждения

Чернобыль – одно из самых загадочных и жутких мест на Земле. Живое доказательство того, на что способен «мирный атом». В этом году исполняется 35 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС, ставшей одной из самых крупных и разрушительных техногенных катастроф в истории человечества. Два взрыва в реакторе, разрушившие четвертый энергоблок станции, произошли буквально в считанные секунды, но их страшное эхо мир слышит до сих пор.

Вскоре после аварии все люди, проживавшие в радиусе 30 километров от эпицентра взрыва, были эвакуированы. Так образовалась Чернобыльская зона отчуждения. Со временем Чернобыль, Припять и другие близлежащие населенные пункты были частично очищены от радиации. Сейчас там регулярно проводятся экскурсии, а еще в этих местах можно встретить сталкеров – все в лучших традициях Стругацких.

Киевлянка Наталья Терещенко, как и многие, с детства влюблена в эти пугающие и таинственные места. Пока ее сверстницы думали о куклах и мальчиках, Наташа играла в «Сталкера», зачитывалась книжками про Зону и мечтала своими глазами увидеть этот невероятный мир – застывший, затерянный, поцелованный смертью, но полный воспоминаний о живых.

Сегодня Наталья водит экскурсии по этим местам, к ней приезжают туристы со всего мира. Нам удалось поговорить с ней и узнать, насколько опасны туры в Чернобыль, что нужно обязательно взять с собой в дорогу, за чем охотятся сталкеры и кто до сих пор живет в Зоне отчуждения.

Наталья, то, чем вы занимаетесь, действительно впечатляет – не каждый день встретишь гида по Чернобыльской зоне. Как получилось, что вы стали водить экскурсии в этом опасном месте? Чем оно вас так привлекает?

– Моя привязанность к Чернобыльской зоне отчуждения длится с самого детства. Все начиналось довольно банально: я в очередной раз решила попробовать для себя какую-то новую компьютерную игру – я любила посидеть за компьютером в детстве. Мне было тогда 13 лет, и я заинтересовалась новой на то время игрой S.T.A.L.K.E.R. Эта игра сразу запала мне в душу, я очень сильно прониклась ее атмосферой, к ней хотелось возвращаться снова и снова. Сюжет базируется на чернобыльских событиях, и в этой игре Чернобыльская зона обладала для меня каким-то особым притяжением. Локации из «Сталкера» – это реальные районы Зоны отчуждения. И когда я все это узнала, мне захотелось увидеть эти места в реальности. Но в то время мне приходилось довольствоваться только книгами, фильмами и какими-то документами о Чернобыльской аварии, так как я не была совершеннолетней и не могла посетить зону отчуждения до 18 лет. Спустя пять лет ожиданий, через месяц после своего восемнадцатилетия, я поехала в тур по Чернобылю и просто обалдела от этого места.

Я туда попала и поняла, что это то место, где я должна быть. Это внутреннее невероятное ощущение не покидало меня длительное время после посещения. Вскоре я отправилась туда еще раз, но уже на двухдневный тур. В общем, после двух дней пребывания там я все-таки до конца осознала, что это то, что мне надо. Мне хочется туда возвращаться. В итоге вот уже четыре года я успешно являюсь международным гидом-экскурсоводом, вожу туры на русском и английском языках для людей со всего мира.

– А как же радиация?

– Во время туров в Чернобыльскую зону отчуждения туристам выдаются измерительные радиационные приборы – дозиметры. У меня их для туристов есть пять штук, также у меня есть большой профессиональный дозиметр для измерения всех видов излучения. Поэтому мы все время можем измерять уровень радиации. Лично я уже, в принципе, знаю все радиационные точки на туристических маршрутах, поэтому мне нет необходимости проводить измерения, но с туристами мы каждый раз это делаем.

Загадочные жители, «Мост смерти» и сталкеры: гид по Чернобылю рассказала, что происходит в Зоне отчуждения
instagram.com/lady.adventure_

– Есть ли люди, которым ни при каких условиях нельзя посещать ваши туры? Какие моменты вы обязательно выясняете перед тем, как записать человека на экскурсию?

– Противопоказаниями являются различные серьезные заболевания, допустим, та же онкология. Но по большей части этот запрет действует не потому, что если вы болеете онкологией и приедете в Чернобыль, после поездки она начнет прогрессировать – нет. На самом деле это противопоказание существует только потому, что если что-то случится, то обязательно все спишут на поездку в Чернобыль. Хотя между этими событиями не будет абсолютно никакой связи, потому что туры полностью безопасны. Но тем не менее, дабы избежать потом каких-то проблем, действуют противопоказания для людей с очень опасными для жизни заболеваниями типа онкологии, когда людям надо делать какие-то медицинские процедуры.

Однажды ко мне обращалась девушка, у которой муж болен какой-то болезнью и ей надо несколько раз в день делать ему уколы, вводить какой-то препарат. Понятное дело, что в таком состоянии в Чернобыльскую зону отчуждения лучше не ехать, потому что там нет никаких условий для проведения этих процедур. Если, не дай Бог, что-то случится, там действительно нет хорошей медицинской поддержки. Поэтому в таких случаях, когда присутствует необходимость каждый час что-то делать по здоровью, естественно, поездки не разрешаются. Поэтому я отказала.

Также к противопоказаниям относится беременность и, как я уже говорила, в Чернобыль нельзя ездить несовершеннолетним. По факту это все противопоказания.

– А вы сами стали чаще посещать врачей после того, как стали гидом?

– Я, как гид в Чернобыльской зоне отчуждения, прохожу медицинскую проверку, равносильную той, что проходят работники атомных электростанций. Гиды проходят проверку на спектрометре – это прибор, который измеряет уровень радиоактивного гамма-излучения и излучения, которое исходит от нашего организма. По итогам всех проверок за все время моей работы показатели остаются абсолютно одинаковыми.

– В своем Instagram вы пишете, что за один день, проведенный в туре, человек получает дозу радиации меньше, чем за время трансатлантического перелета. Но тогда почему посещать Чернобыль можно лишь с 18 лет? Значит, все-таки угроза облучения есть?

– Тут никакого другого ответа, кроме того, что это просто установленные нормы радиационной безопасности, у меня нет. Все это аргументируется тем, что детский иммунитет еще не такой стабильный и более подвержен негативному влиянию любого излучения. Поэтому, как ни крути, до совершеннолетия Зону отчуждения посещать нельзя. Это принципиальный момент, как с продажей алкоголя и сигарет. В любом случае мы находимся в зоне повышенной радиоактивности, и, хоть она неопасная и тем более не смертельная, на детей она влияет больше, чем на взрослых.

– Откуда к вам чаще всего приезжают туристы – из России, Украины или других стран? И кто эти люди – охотники за тайнами Чернобыля?

– Статистика показывает, что 60% посетителей Зоны отчуждения – это иностранцы. Больше всего поляков, чехов, немцев, британцев, то есть иностранцев, которые находятся ближе всего к Украине. А вообще, приезжают люди со всего мира – из Японии, Китая, США, Африки, Австралии. Многим интересно побывать здесь. Это нетривиальная поездка, большинству уже известно, что это посещение не опасно.

Лично я больше провожу иностранные туры, чаще всего работаю с британцами и немцами. По крайней мере, так было до коронавируса. А когда началась пандемия, я стала больше ориентироваться на русскоговорящую аудиторию.

– У вас есть какой-то постоянный маршрут, по которому вы водите туристов, или вы периодически его корректируете?

– Никаких постоянных маршрутов нет, туры бывают очень разные, от одного до пяти дней. Есть определенные места, которые можно посещать, и мы по ним двигаемся. Конкретного маршрута нет, все зависит от предпочтений моих посетителей, так как я лично занимаюсь только частными турами.

– Что это значит?

– Есть групповые, а есть частные туры. Групповые – это до 20-50 человек, а частные, индивидуальные туры – это когда собирается компания друзей, иногда даже один человек. Я занимаюсь только такими турами, поскольку так намного проще взаимодействовать с людьми и дать им то, что они хотят. Поэтому на моих частных турах все делается по предпочтениям туристов. Но, конечно, есть базис: Припять – Чернобыль – атомная станция.

– Многие только благодаря вашему блогу узнали, что в Чернобыле до сих пор живут люди – так называемые самоселы. Кто они такие?

– Самоселы – это вообще отдельная большая тема. Сейчас их проживает там около 90 человек, раньше их было больше 200. К сожалению, это только старые бабушки и дедушки, поэтому многие уже умерли. Это те люди, которым вообще было все равно – есть радиация, нет радиации. Для них было принципиально жить на своей земле, дожить тут свои года. Поэтому даже если бы там были большие уровни радиации, что было бы чревато какими-то последствиями, как они говорят, они бы все равно вернулись.

А как они относятся к туристам?

– Половина самоселов принимает туристов, они очень гостеприимные, приятные люди. Они говорят, что чем больше люди интересуются этой темой, тем больше живет наша чернобыльская история – что, кстати очень грамотно звучит, я абсолютно с этим согласна. Другая часть жителей уже очень старая, они ведут отшельнический образ жизни, живут сами по себе и никого не принимают. Поэтому мы общаемся с приветливой частью населения: они очень дружелюбные, их все устраивает, когда к ним приезжают. Понятное дело, мы никогда не приезжаем с пустыми руками, так что им это тоже в плюс.

– Как они там вообще выживают, за счет чего?

– Они занимаются своим хозяйством, у них есть животные, огороды. Все необходимые вещи им постоянно привозят родственники, туристы, иногда приезжают автолавки. Так что, они на самом деле живут хорошо. Это было только их решение – вернуться туда, на эту территорию. Поэтому они не проходят вообще никакие медицинские проверки, хотя они им положены. Им это неинтересно и не нужно, они на это не тратят время.

– В Чернобыле много необыкновенных и пугающих мест, от которых кровь стынет в жилах. Есть какая-то локация, от которой даже у вас мурашки по коже?

– Наверное, самое пугающее место – это больница, медико-санитарная часть (МСЧ) №126 Припяти, которая принимала первых ликвидаторов и пожарных той роковой ночью. Это одновременно жуткое и грустное место, так как именно там впервые выяснилось, что такое острая лучевая болезнь...

– В вашем блоге часто упоминается «Мост смерти». По легенде, с этого моста в ночь аварии местные жители смотрели на горящий реактор. Эту сцену помнят многие, кто смотрел сериал «Чернобыль» от HBO. Говорят, никто из тех, кто был на том мосту, не выжил. Но вы упоминали, что это далеко не единственная легенда, связанная с ним...

– Действительно, самая популярная легенда гласит, что люди там стояли ночью 26 апреля и смотрели на реактор. В итоге на них полетела первая волна радиации после взрыва и они все якобы умерли. Кстати, этот миф родился не в сериале HBO, как многие думают, он появился давным-давно. Также ходили истории, что на этом мосту постоянно происходили аварии, многие разбивались. Дело в том, что там в определенные моменты возникала ограниченная видимость, и из-за этого часто происходили дорожные происшествия. Вообще, поговаривают, что многие люди здесь погибли в результате несчастных случаев.

Ходит много историй, потому что люди любят фантазировать, и каждый придумывает собственное объяснение этому названию – «Мост смерти». На самом деле ничего этого не было. Это был просто мост, ведущий в город Припять.

Загадочные жители, «Мост смерти» и сталкеры: гид по Чернобылю рассказала, что происходит в Зоне отчуждения
instagram.com/lady.adventure_

– Какая-то локация вам особенно дорога? Куда вы больше всего любите приводить туристов?

– Самое популярное, любимое и важное место для посещений во время любых туров, начиная от однодневного и заканчивая пятидневным – это, конечно же, то самое знаменитое колесо обозрения в парке развлечений города Припять, о котором тоже ходит масса рассказов.

По официальной информации, это колесо на момент аварии было абсолютно новым, его никогда не использовали – планировали запустить 1 мая. А авария случилась 26 апреля. Но потом начала появляться информация о том, что один раз колесо все-таки запускали, чтобы отвлечь людей. И сделали это якобы как раз 26 апреля, чтобы жители перестали обращать внимание на большое количество военных в городе. Но я склоняюсь к тому, что это, скорее всего, не правда, а просто очередные выдумки, как и с «Мостом смерти», придуманные, чтобы дать этому месту второе дыхание.

Также, по рассказам, в парке развлечений отмывали технику после ликвидации последствий аварии. В пользу этого говорит тот факт, что в этом излюбленном туристическом месте уровень радиации повышен. Так как территория парка действительно большая, было бы логично и удобно именно там ставить и отмывать всю эту технику. Естественно, после этого там везде растекалась радиоактивная вода, попадала в канализацию. Кстати, неподалеку есть один канализационный люк, где увеличен уровень радиации.

– В некоторых постах вы писали, что до того как стать гидом, вы были сталкером. От этого слова в голове сразу всплывают образы Стругацких: пугающая Зона, охотники за внеземными артефактами... А кто такие сталкеры на самом деле?

– Сталкеры – это просто хорошие ребята, которые любят Зону отчуждения и хотят в ней раствориться, побыть там неделю, две и заниматься тем, чем они хотят, ходить, где они хотят. Потому что в турах есть определенные запреты: мы следуем правилам, чтобы все было максимально безопасно. А сталкеры – это те, кто проникает в Зону отчуждения нелегально и делает там все, что им вздумается.

Как правило, среди них есть очень много хороших ребят, которые просто путешествуют по территории Чернобыля. Естественно, гиды знают очень многих сталкеров, и у нас абсолютно нормальные отношения. Но есть и сталкеры-вандалы – это абсолютно другие люди, которые занимаются конкретно беспределом. Но все равно мы, гиды, ничего не можем сделать с ними, потому что, даже встречая их в Зоне отчуждения, мы в любом случае не понимаем, «хороший» это сталкер или «плохой». Поэтому мы стараемся просто их не трогать.

– А что лично вас сподвигло стать сталкером?

– Я пошла на это, потому что, должна признаться честно, с моей первой экскурсией все было не так уж и радужно. Конечно, я получила большой заряд эмоций, но к тому моменту я уже была слишком осведомлена о том, что есть в Чернобыльской зоне отчуждения, и во время своего первого тура я получила совсем не то, что ожидала. Я расстроилась и подумала, что все туры ограничиваются этим. Я еще тогда не знала, что бывают двух-, трех-, пятидневные и прочие экскурсии. Я понимала, что я столько знаю и мне столько всего еще надо посмотреть! И решила пойти нелегальным путем. Кроме того, пока я интересовалась Зоной отчуждения, я обзавелась друзьями. В итоге я списалась с некоторыми ребятами, и мы стали ходить в походы. Это было просто из-за желания увидеть всю Зону отчуждения, протоптать ее самостоятельно, побывать там ночью, потому что ночью в турах официально нельзя находиться. На многодневных турах мы останавливаемся в гостинице в Чернобыле, которая приготовлена специально для туристов – их там даже три.

– Какие-то артефакты приносили из своих экспедиций?

– У нас никогда не было интереса что-то найти, что-то забрать – нам хотелось просто побыть там и посмотреть на Зону отчуждения. А что касается артефактов и каких-то необычных вещей – разве что постоянно встречались животные, потому что мы двигались по лесу и постоянно видели местных обитателей.

comments powered by HyperComments