Минус 85 миллионов сотрудников: какие профессии исчезнут через пять лет и что делать, чтобы не потерять работу?

12:58 27/10/2020
Работа в офисе,офис, кабинет, работа, компьютер, труд, офисная работа, рабочее место, сотрудник,офис, кабинет, работа, компьютер, труд, офисная работа, рабочее место, сотрудник
ФОТО : МТРК «МИР» / Алан Кациев

Через пять лет 85 миллионов людей потеряют работу – такие шокирующие данные привели эксперты Всемирного экономического форума (ВЭФ) в докладе «The Future of Jobs 2020». Виной всему станет стремительное развитие технологий, автоматизация производства и растущая цифровизация бизнеса. Исследователи опросили топ-менеджеров 300 глобальных компаний в 15 отраслях экономики и социальной сферы. В общей сложности в этих компаниях работают восемь миллионов человек. Управляющие 43% компаний заявили, что собираются сокращать штат сотрудников в связи с внедрением новейших технологий.

По словам управляющего директора ВЭФ Саадии Захиди, пандемия коронавируса лишь ускорила и без того растущую автоматизацию операций и тем самым усилила неравенство на рынке труда. Таким образом, к 2025 году в 26 развитых и развивающихся странах мира будет потеряно более 85 миллионов рабочих мест, а многие профессии и вовсе перестанут существовать.

Но есть и хорошая новость: развитие и все более активное внедрение современных технологий потребует и новых сотрудников. Поэтому специалисты ВЭФ ожидают, что за эти же пять лет появится около 97 миллионов новых рабочих мест. Самыми востребованными будут профессии, связанные с IT-сферой: Big Data, искусственный интеллект, цифровой маркетинг, информационная безопасность и т.д. Точно не останутся без работы программисты, специалисты автономного управления, робототехники. При этом, как предсказывает Захиди, в ближайшие пять лет 40% основных навыков сотрудников изменится. Это означает, что примерно половине всех работников понадобится переподготовка.

Что же ждет нас в ближайшем будущем? Как мир справится с потерей такого количества рабочих мест, не возникнет ли угроза глобальной безработицы? И как быть людям творческих профессий и остальным, чья деятельность далека от сферы IT? Эти и другие вопросы «МИР 24» задал экспертам.

Бухгалтеры просто будут меньше считать

Что касается прогнозов Всемирного экономического форума, то здесь мнения резко разделились. Так, руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова напомнила, что темы автоматизации и роботизации во всем мире обсуждаются уже не первый год, однако большинство профессий никуда не исчезли.

«Даже если посмотреть какие-то западные издания, практически каждый год они выпускают номер с новостью о том, что скоро мир поработят роботы. Причем такие журналы были и в 80-х, и в 90-х – одна из последних [подобных] обложек была, по-моему, в 2014-м или 2017-м году. Но, как мы видим, роботов у нас по-прежнему не так много, а люди все равно как-то приспосабливаются. Хороший пример – машинистки, которые просто в какой-то момент трансформировались в секретарей, стенографистки и так далее. Сейчас на рынке будет происходить нечто подобное. Действительно, технологии не стоят на месте, они позволяют ускорять и улучшать какие-то процессы. Но одновременно с этим будут меняться и люди, будут меняться их навыки. К примеру, операторы производственных линий – раньше это были люди, теперь это могут быть роботы – производительность в сотни раз возрастает. Но, опять же, роботов кто-то должен чинить, настраивать, потому что любой сбой может повлечь огромные убытки для компании – даже больше, чем когда на этих станках работали люди», – говорит Мария.

При этом она отмечает: в так называемой зоне риска окажутся те профессии, которые проще всего автоматизировать.

«Например, бухгалтеры: сейчас очень много всевозможных программ, которые ведут учет и кадров, и материальных ценностей, и т.д. Но, опять же, должны быть люди, которые все равно будут поглядывать в эту программу и смотреть, правильно ли она все посчитала, нет ли сбоев. Бухгалтеры просто будут меньше считать, но у них будет больше контролирующей функции; они будут общаться с разработчиками программ, дорабатывать эти программы», – поясняет представитель hh.ru.

Тем временем кандидат социологических наук, декан факультета управления Университета «Синергия» Инна Баранова уверяет: потеря через пять лет 85 миллионов рабочих мест – вполне реалистичная цифра.

«Ежегодно профессии обновляются, а пандемия значительно ускорила этот процесс. Сегодня практически вся деятельность автоматизируется, что, конечно же, приведет к значительному сокращению рабочих мест и отсутствию потребности в человеческих ресурсах, – говорит она. – Взять, например, сферу HR: раньше весь персонал подбирали рекрутеры, сегодня же существуют специальные электронные платформы или приложения, которые могут качественно отбирать сотрудников».

Но не стоит забывать и о том, что на смену пропавшим профессиям совсем скоро придут новые – они-то и займут эти 85 миллионов мест, отмечает Баранова. «В России сегодня как раз разработаны атласы новых профессий, призванные подготовить людей к будущему. В специальных центрах развивают таланты и определенные компетенции, которые пригодятся молодежи в «новом» мире профессий», – говорит она.

Как отмечает управляющий директор Accenture Technology в России Мария Григорьева, замена одних профессий другими будет происходить постепенно.

«Процесс роботизации напоминает развитие транспорта на протяжении разных этапов цивилизации: от колеса и телеги – до появления автомобилей. Без эволюции средств перемещения не было бы прогресса на определенном отрезке истории. Сегодня похожую роль выполняют цифровые решения, и роботы – один из главных сегментов этого движения. Как всеобщая грамотность не пришла за год, так и компетенции не могут смениться одномоментно. Будет все меньше константы, все больше переменных: учитель может обучать искусственный интеллект; спортивный тренер – тренировать робота; переводчик – интерпретировать выводы алгоритмов, машинного обучения; охранник, наверное, будет вынужден следить за перемещением дронов», – прогнозирует она.

А вот основатель Международного Ломоносовского клуба Владимир Скрипниченко назвал топ-менеджеров крупных и средних компаний в различных областях экономики «известными алармистами» и призвал не верить, что через пять лет «85 миллионов человек окажутся на улице и никому не будут нужны». Если же прогнозы ВЭФ верны, то, по мнению Скрипниченко, ситуация будет выглядеть следующим образом

«Естественно, часть компаний предложит своим работникам горизонтальные ротации, часть – предложит в рамках компенсационных выходных пакетов возможности по перепрофилированию или же альтернативному трудоустройству, – считает он. – Безусловно, будет диверсифицированный рынок предложения. С одной стороны, 85 миллионов рабочих мест будут потеряны, заняты автоматизированными процессами, IT-инфраструктурой.

С другой стороны, та потребность в 97 миллионах сотрудников, которые будут связаны с IT, не означает, что там будут нужны исключительно программисты или дизайнеры архитектурных IT-систем и что-то такое сложное. Ведь, как мы знаем, активно развивается и сфера цифрового ритейла. То есть люди, которые занимались розничной торговлей, могут себя попробовать в том числе в цифровом ритейле, предлагая, например, уникальные услуги шоппинг-гида посредством систем типа Zoom, Skype, WhatsApp. Провести для удаленного покупателя сессию по шоппингу в большом торговом центре – это может быть вполне востребовано».

Неважно, в какой сфере вы работаете: если вы высококвалифицированный, профессиональный и опытный сотрудник, ни один робот вас не заменит, считает старший консультант направления HR, Legal, Office Support рекрутинговой компании Hays Екатерина Котова.

«Безусловно, цифровизация и роботизация сегодня – актуальные процессы, которые требуют от людей повышения квалификации, обучения и перепрофилирования. Но это не значит, что профессионалы, которые задействованы сейчас, останутся без работы. Крупные компании сегодня специально для этого развивают свои корпоративные университеты – чтобы обучать, развивать, совершенствовать своих сотрудников и готовить кадровый резерв. Хочется отметить, что вместе с разговорами о цифровизации и роботизации сегодня основной тренд – на удержание профессионалов, поскольку именно они представляют основную ценность компании. Перестановка сил и перераспределение человеческих ресурсов будет, но это не значит, что такое огромное количество человек в одночасье потеряет работу. Именно поэтому мы уже не первый год говорим, что сегодня, независимо от области, в которой работает человек, основными навыками будут гибкость, желание учиться и развиваться, быстрая адаптация к новым условиям», – говорит она.

«Один из ключевых навыков профессионала сегодня и на ближайшее будущее – умение адаптироваться к изменениям и гибкость. Ключ к построению успешной карьеры в будущем – фокус на развитие своей профессиональной уникальности и постоянное самосовершенствование в новых технологиях. Ожидается, что необходимость в специалистах широкого профиля отпадет и спросом будут пользоваться эксперты, владеющие редким опытом и навыками», – подчеркивает Котова.

Минус 85 миллионов сотрудников: какие профессии исчезнут через пять лет и что делать, чтобы не потерять работу?

Творчество – вне зоны риска

Но как же быть тем, чей род занятий далек от IT-сферы? Что делать музыкантам, художникам, писателям, танцорам и другим представителям творческих профессий? Мария Игнатова успокаивает: «служителям музы», а также всем, кто работает непосредственно с людьми, технологический прогресс никак не грозит.

«Там, где нужно креативить, генерировать идеи, работать с людьми – эти рабочие места пока вне зоны риска, потому что их никак автоматизировать нельзя, – объясняет Мария. – Дизайнеры, продакт-менеджеры, даже те же айтишники (потому что любая программа, которая «кодит», может давать сбои, и нужен человек, который напишет исходник этой программы), социальная индустрия (социальные работники, психологи, люди, которые общаются с персоналом и в целом отвечают за внутренние коммуникации, если говорить про кадры) – вот эти профессии, скорее всего, будут набирать обороты и будут достаточно востребованными. Особенно учитывая, что у нас сейчас очень стрессовый, динамичный период».

Владимир Скрипниченко считает, что вместо того, чтобы перепрофилироваться, представителям творческих профессий следует «расширить свое познание IT-технологий», превратив их в эффективный инструмент совершенствования и коммерциализации своей деятельности.

«IT – это и саунд-, и видеопроизводство, это быстрый выход в блоги, быстрая раскрутка себя как персонального бренда, ну и, естественно, колоссальные возможности с точки зрения монетизации и дальнейшего производства продукта. Условно говоря, есть у вас художник, который рисует невероятные комиксы: понять, как искусственный интеллект поможет ему добиться правильного освещения с меньшими затратами – это значит сделать его более эффективным с точки зрения достижения результата для своего заказчика. Допустим, человек поет: понять, как искусственный интеллект поможет ему сделать аранжировку более мелодичной, точно попасть в стиль, который ему требуется – это гораздо быстрее позволит ему достичь результата. У творческих профессий тоже есть результат! Творческая профессия не обязательно должна быть исключительно визионерской. Ребята, которые занимаются творчеством, тоже должны зарабатывать деньги, они тоже рассчитывают на то, что когда-то станут известными и популярными. IT в этом смысле может помогать им быстрее достигать результата», – говорит эксперт.

К представителям креативных профессий можно отнести и преподавателей. Им во время пандемии приходится особенно несладко: в короткие сроки осваивать Zoom и поддерживать дисциплину и интерес учеников дистанционно – непростая задача. Однако большинство педагогов не готовы отказываться от любимой профессии, поэтому стремятся как можно быстрее адаптироваться к новым – цифровым условиям.

«Еще во время первой волны пандемии к нам в школу стало приходить много преподавателей иностранных языков, у которых совсем не было опыта работы в онлайн-формате, – рассказывает HRD онлайн школы иностранных языков Alfa School Юлия Мамян. – Для тех, кого мы наняли, мы проводили обучение. И многие из педагогов отмечают, что уже даже не замечают особых различий между онлайн- и офлайн-преподаванием, а наоборот, с бóльшим удовольствием работают онлайн, чем офлайн. Что касается других творческих профессий, то уже есть Zoom- или WhatsApp-фотографы, а люди, связанные с изобразительным искусством, проводят обучение рисованию онлайн. В интернете можно найти так называемые виртуальные туры, озвученные настоящими гидами, которые из-за пандемии оказались не у дел. Ситуация с пандемией круто изменила нашу жизнь, но жизнь – это игра, и нам надо подстроиться под ее новые правила».

Минус 85 миллионов сотрудников: какие профессии исчезнут через пять лет и что делать, чтобы не потерять работу?

Быстро справиться с безработицей не удастся

Новость о столь масштабном сокращении рабочих мест особенно тревожно выглядит в контексте ситуации с безработицей. С этим и без «помощи» роботов у нас все не очень гладко. По данным Росстата, в августе 2019 года уровень безработицы в России снизился до нового исторического минимума в 4,3%. Общее число безработных в возрасте 15 лет и старше составило 3,3 миллиона человек.

На совещании по экономическим вопросам, которое прошло 10 сентября этого года, президент РФ Владимир Путин поставил перед правительством задачу – за год восстановить занятость экономически активного населения до докризисного уровня 2019 года. Но удастся ли сделать это при условии, что на рынке вакансий в ближайшее время ожидаются серьезные изменения? Владимир Скрипниченко отвечает однозначно: быстро справиться с проблемой безработицы не удастся.

«Безработица зависит от баланса спроса и предложения, а также от того, насколько квалифицированных выпускников выпускают наши вузы. Все-таки поиск персонала, прием на работу, наличие различных горизонтальных и вертикальных ротаций внутри предприятий и больших компаний, конечно же, на себя отвлекает большое количество и времени, и ресурсов. Поэтому предприятия и крупные работодатели всегда предпочитали и будут предпочитать «растить» свой персонал для того, чтобы поддерживать высокую мотивацию в работе для высокопрофессиональных сотрудников. Поскольку цена ошибки в различных отраслях имеет абсолютно разную стоимость, то, конечно же, чем привлекательнее место, тем больше на него будет кандидатов. И тем больше будет причин у работодателя не принимать начинающего работника либо работника средней квалификации на это место», – говорит он.

Но есть и большое количество отраслей, где требуется персонал средней квалификации, где нужны рабочие – например, в сельском хозяйстве, на сборочных производствах и т.д.

«Всегда будут популярны отрасли, связанные с производством продуктов питания, одежды, медицинских товаров – то есть того, что пользуется повседневным спросом. Конечно же, необходимо развивать полноценную трудовую миграцию внутри страны. Люди должны понимать, что они нужны в разных регионах, что для них готовы создавать условия. Успешные примеры таких программ – «Земский доктор» и «Земский учитель», которые позволили привлечь молодых специалистов в село. Такие программы есть и их нужно больше», – уверен Скрипниченко.

По словам Марии Игнатовой, в последнее время страх потерять работу у людей заметно вырос – это показывают в том числе соцопросы.

«Мы делали исследование про настроения соискателей, и во втором квартале доля людей, которые бояться потерять работу, выросла в два раза! Если раньше на этот счет тревожились где-то 25%, то сейчас цифра взлетела до 50%. Конечно, на этом фоне люди стали больше суетиться, смотреть на рынок», – говорит она.

Мария советует постоянно «мониторить» рынок на предмет специальностей, которые могут быть смежны с вашей. Если вы будете понимать, в каком ключе трансформируется ваша профессия и приобретете необходимые навыки, то сможете без труда переквалифицироваться и продолжать работать без потери места. Правда, к сожалению, зачастую государственное образование даже в самых престижных вузах не способно дать те знания и опыт, которые необходимы современным специалистам.

«Бизнес-процессы так сильно меняются, что наша система образования не поспевает за ними. У нас есть некоторые позиции в компаниях, под которые нет даже полноценных кафедр в институтах. Хороший пример в этом случае – тот же диджитал-маркетинг. Да, у нас есть кафедры маркетинга и там учат каким-то вещам из диджитал-сферы, но полноценных кафедр, где готовят именно этих специалистов, нигде нет. Аналогичные проблемы в дизайне: у нас есть соответствующие институты, но дизайн сейчас очень сильно изменился. И, естественно, полноценно выделить под это ресурсы система образования просто физически не успевает. Конечно, работодатели беспокоятся об образовании своих сотрудников, поэтому сейчас очень много всевозможных курсов. Бизнес реагирует на процессы, которые формируют потребность в определенных кадрах; соответственно, работодатель смотрит: есть ли сейчас на рынке кадры с этими навыками? Если нет – занимается тем, чтобы как-то их прокачать [у своих сотрудников]», – объясняет Мария.

В любом случае всем нам нужно готовиться к длительной «удаленке»: все эксперты сошлись на том, что дистанционный формат работы отныне прочно войдет в нашу жизнь.

«С точки зрения простоты перехода на «удаленку», выигрывают, в первую очередь, IT-компании, которые и до этого имели определенную долю штата на удаленном режиме и в связи с этим отработанные процессы (все фиксируется в специальных программах-трекерах, общение по Zoom/Google Meet и пр.). – говорит Аркадий Оверин, технический директор компании «Номикс» (разработчик интерактивных AR/VR приложений и игр). – Для некоторых отраслей такой формат работы в принципе невозможен – там, где требуется работа «в поле». Практически же для эффективной удаленной работы требуется, во-первых, настроенное рабочее место на дому у каждого сотрудника с тем же набором ПО, что и на работе, во-вторых, формализованный порядок удаленной работы – график онлайн-встреч, распределение задач по проектам и т.д. Конкретная реализация очень сильно зависит от специфики компании».

Технологии виртуальной реальности сегодня все глубже проникают в различные сферы жизни. Оказывается, даже офисное пространство может быть виртуальным. «Потенциально VR-очки могут заменить сразу несколько обычных мониторов в плане отображения информации. Сейчас идут эксперименты по реализации виртуальной клавиатуры через отслеживание пальцев рук, а также по управлению приложениями при помощи жестов. Мы считаем, что в итоге эти разработки должны привести к созданию переносимого рабочего места в виде автономных VR-очков, которые заменят собой ПК плюс n-ное количество мониторов и смогут использоваться специалистами широкого круга профессий», – говорит Оверин.

Также он и его коллеги выдвинули идею открытия специальных центров переподготовки с применением VR-симуляторов, в которых возможно проводить обучение различным востребованным рабочим профессиям, таким как, например, машинист автокрана, водитель вилочного погрузчика, оператор станка и т.д. Например, в Китае в таком формате сегодня уже массово обучают водителей легковых автомобилей.

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments