Космические будни: Иван Вагнер рассказал о жизни и работе на МКС

11:39 01/12/2020

Первое интервью после возвращения на Землю. Космонавт Иван Вагнер рассказал зрителям телеканала «МИР», в каких условиях экипажи живут и работают на МКС и что помогает скрашивать звездные будни. Корреспондент телеканал «МИР 24» Максим Красоткин встретился с космонавтом в реабилитационом центре.

К этому полету Иван Вагнер шел целых десять лет, с тех пор как был зачислен в отряд космонавтов. Сотни экзаменов, теория и работа на тренажере – все это, по словам космонавта, не сравнимо с ощущением настоящего вывода на орбиту.

«Отделение ступеней, особенно вторая ступень – так интересно отошла, неожиданно. Неожиданно было то, что был интересный толчок, хлопок», – вспоминает Вагнер.

Первое, с чем сталкивается космонавт, прилетая на международную станцию – это огромное помещение по сравнению с пространством корабля. И человеку, который впервые ощутил невесомость, сложно сориентироваться.

«Первое, что хочет сделать организм – получить фиксацию. Пытаешься схватиться за все, что находится рядом. Естественно, хватаешься не за те вещи и когда летишь, все сбиваешь. И я это за собой заметил, и когда экипаж Dragon прилетел – то же самое», – говорит космонавт.

Адаптация к невесомости у всех космонавтов проходит по-разному. У кого-то болезненно, у кого-то легко. Иван Вагнер привык к жизни на орбите через два месяца.

«Первое время я просыпался, открывал глаза, и у меня такой эффект, кажется, что ты вниз головой. Это из-за распределения жидкости в организме. Месяца через два все это ушло уже», – рассказал космонавт.

От чего не скрыться даже в собственной каюте на орбите, так это от тоски по дому, родным и друзьям. А еще по звукам и ощущениям, на которые на Земле редко обращают внимание.

«Мне не хватало очень природы. Я люблю путешествовать, быть на природе, хожу в походы, и мне очень не хватало шума воды, дождя, пения птиц», – признался Вагнер.

В космосе тоже есть выходные. Только вот способов, как их провести, не такое множество. Кто-то свободное время посвящает чтению, Вагнеру по душе пришлась фотография. Он искал на земле острова, горы, озера и города и выкладывал в соцсети. Иногда задавал подписчикам загадки: что изображено на фото.

«Я могу задать координаты в специальной программе объектов, и она мне показывает, справа или слева от трассы полета он будет. Дальше я выглядываю в иллюминатор, и у меня 40 секунд, чтобы найти объект, навестись и сфотографировать», – говорит космонавт.

Вагнер вместе с коллегой Анатолием Иванишиным за полгода провели около полусотни экспериментов: печатали на биопринтере живые ткани, получали из отходов питьевую воду, играли в шахматы с Землей и прямо с борта вели уроки по физике. Вернулись домой космонавты в октябре. Путь на Землю занял больше трех часов, и это, по словам Вагнера, не менее интересный процесс, чем полет к самой станции.

«Уже разделились, вошли в плотные слои, показания приборов штатно, динамика роста перегрузок штатно, понимаешь, что все идет штатно, бояться нечего, для меня все было интересно. Я смотрел на плазму, смотрел как внешнее стекло иллюминатора оплавляется – интересно», – поделился космонавт.

Привыкание к земной гравитации прошло быстрее, чем к невесомости, но тяжелее. К тому же на встречу экипажа наложились условия пандемии: своих родственников космонавты смогли увидеть только через две недели – именно столько длится основной период реабилитации. Это время люди, вернувшиеся с орбиты, проводят в профилактории на территории Звездного городка.

«На одной ноге с закрытыми глазами стоять пока не получается столько, сколько было до полета, но с открытыми глазами ходишь уже ровно», – признался Вагнер.

Вагнер, Иванишин и их коллега из США полетели в космос вместо основного экипажа, который не допустила медкомиссия. Узнали они это за полтора месяца до старта и, помимо подготовки к полету, космонавтам пришлось в спешке решать земные дела, которые были расписаны на полгода вперед.

«Моей дочке пять лет, и когда я ей сказал, что полечу на полгода в космос, она спросила меня с абсолютно позитивным настроем: значит, у нас скоро появятся рыбки? Так почему-то ребенок связал полет в космос и то, что у нее появится аквариум с рыбками. Рыбки не появились, но появились муравьи. Сейчас есть такие коробочки, муравьиная ферма. А станет старше, начнет заботиться о рыбках, появятся и рыбки», – рассказал Вагнер.

Сейчас экипаж «Союза МС-16» продолжает реабилитацию и участвует в медицинских экспериментах, ради которых в том числе и была эта экспедиция длиною в полгода.

Максим Красоткин
comments powered by HyperComments