Падение символа: 30 лет назад началось разрушение Берлинской стены

09:00 09/11/2019
Падение символа: 30 лет назад началось разрушение Берлинской стены
ФОТО : ТАСС / Zuma

Германия объявила о проведении так называемого юбилейного года Германского единства. С 4 по 10 ноября в Берлине и по всей стране будут проходить торжества, посвященные 30-летию падения Берлинской стены. Годовщину отмечают с размахом: эта дата для немцев значит очень много: разрушение стены многие называют символом народного единения и окончания холодной войны.

Берлинская стена представляла собой оборудованную и укрепленную государственную границу Германской Демократической Республики, построенную на территории ГДР вокруг Западного Берлина. Она просуществовала с 13 августа 1961 года по 9 ноября 1989 года. Берлинская стена не только разделяла западную и восточную части столицы, но также отделяла Западный Берлин от территории ГДР. Ее общая протяженность составляла 155 километров.

Возведение стены началось по инициативе секретарей коммунистических и рабочих партий стран Варшавского договора и на основании решения Народной палаты ГДР от 11 августа 1961 года. До строительства стены граница между Западным и Восточным Берлином была относительно открытой, ежедневно ее в обе стороны пересекали от 300 до 500 тысяч человек.

Но отсутствие четкой физической границы приводило к частым конфликтам. Одной из главных проблем для ГДР стала массовая утечка специалистов в Западный Берлин: многие восточные немцы бежали в ФРГ, где зарплата была существенно выше.

Предпосылкой к строительству стены также послужило серьезное обострение политической обстановки вокруг Берлина. НАТО и Организация Варшавского договора (ОВД) оказались непримиримы в «Германском вопросе»: правительство Западной Германии во главе с Конрадом Аденауэром в 1957 году ввело в действие «доктрину Хальштейна», которая предусматривала автоматический разрыв дипломатических отношений с любой страной, признавшей ГДР. Руководство ГДР, в свою очередь, в 1958 году заявило о своих притязаниях на суверенитет над Западным Берлином, поскольку он находится «на территории ГДР». Оба блока и оба германских государства наращивали свои вооруженные силы и усиливали пропаганду против противника. Растущее напряжение привело к тому, что в ночь с 12 на 13 августа 1961 года началось строительство стены. 

В ГДР ее называли «Антифашистским оборонительным валом», а в ФРГ до конца 1960-х годов официально употреблялся термин «Позорная стена». Почти 30 лет она разделяла две части одного города, две некогда единых страны, две разных идеологии. Что же в конечном счете привело к ее падению? Правда ли, что 9 ноября 1989 года люди брали стену штурмом? Об этом знаковом событии мы поговорили с руководителем Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований, руководитель, кандидатом исторических наук Михаилом Смолиным.

– Несколько дней назад генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сказал, что падение Берлинской стены было обусловлено победой «более сильных» западных ценностей. По его словам, стена была «шрамом на лице Европы», она пыталась удержать людей и идеи, но это не удалось, потому что западное «видение и ценности были сильнее». Как вы думаете, почему сейчас США выступают с такими заявлениями? 

– Я думаю, что Берлинская стена была выбрана западными пропагандистами как символическое место для того чтобы разрушить советский блок. И, конечно, мы помним, что еще в 1987 году Рональд Рейган призывал Горбачева снести эту стену. И я так понимаю, что (хотя Горбачев в этом не признается) руководству ГДР было либо молча, либо напрямую заявлено о том, что расстаться с такого рода разграничением между ФРГ и ГДР придется. Поэтому мне кажется, что руководство ГДР вполне бы еще поборолось, но, поскольку оно было не вполне самостоятельным и ориентировалось на советское руководство, то здесь бóльшая вина в том, что в 1989 году произошла такая быстрая сдача позиций, конечно, лежит на Горбачеве и его ближайшем окружении. 

– Почему падению Берлинской стены придается такое большое значение, особенно на Западе? У нас в России эта тема обсуждается гораздо меньше и далеко не с таким пиететом. 

 Разрушение Берлинской стены в определенной степени символизировало окончание холодной войны, и последующий развал Советского Союза – это уже, скажем так, дальнейшие последствия событий 1989 года. Но надо вспомнить, что в принципе это слишком символичное восприятие событий. Это в западной политологии принято считать, что начало уничтожения Берлинской стены что-то для них [жителей стран Запада] символизирует. На самом деле между Австрией и Венгрией существовала примерно такая же стена, и она перестала существовать на несколько месяцев раньше [падения Берлинской стены]. Поэтому здесь выбор символов довольно широкий.

Можно считать, что концом холодной войны и поражением социализма явилось падение Берлинской стены, можно считать, что Венгерской, а можно считать, что сама политика Горбачева и его контакты с Рональдом Рейганом привели к сдачи каких-то позиций, которые были важны для Советского Союза и социалистического блока в целом. Поэтому здесь, мне кажется, не столько были сильны какие-то западные принципы жизни по сравнению с социалистическими, сколько происходили процессы ослабления руководства внутри социалистического блока и, в частности, верхушки Коммунистической партии Советского Союза. Конечно, даже если бы Соединенные Штаты и СССР договорились о том, чтобы Германия воссоединилась, это воссоединение должно было бы по логике происходить совершенно по-другому – не с таким ущербом для советской армии. И в определенной степени Германия готова была платить большие деньги, чтобы возместить те убытки, которые понесла советская страна и советские офицеры, которые зачастую, выводя из Германии войска, выбрасывались в чистое поле. 

– Когда говорят о падении Берлинской стены, нередко можно услышать слова «прорыв», «мирная революция» и даже «штурм». Что все-таки происходило на границе ГДР и ФРГ 9 ноября 1989 года? Действительно ли имел место штурм и какие-то столкновения граждан с пограничниками? 

– Мы знаем, что многолетний лидер ГДР Эрих Хонеккер ушел в отставку еще в октябре, а его ближайшие соратники, такие как Вилли Штоф, сделали это 7 ноября. Это говорит о том, что руководство коммунистов Восточной Германии тоже «посыпалось» и потеряло контроль над происходящим в стране. Но, как я уже упоминал ранее, Венгрия уничтожила свои укрепления на границе еще в мае 1989 года, а в сентябре венгерское правительство открыло границы с ГДР. То есть люди, которые хотели уехать из ГДР, могли это сделать значительно раньше.

Обычно нам говорят: 9 ноября 1989 года люди получили возможность свободного передвижения между ГДР и ФРГ. Но это абсолютная неправда! Еще в сентябре немцы из ГДР имели возможность через венгерскую территорию переправляться в ФРГ, и довольно много немцев воспользовались этой возможностью. Почему в качестве памятной даты было выбрано именно 9 ноября? Для меня это тоже загадка. В этом много случайностей и нет никакой подноготной. Хотят изобразить, что здесь была некая борьба, и народ,собравшись, прорвал оцепление пограничников; те пытались им сопротивляться, якобы даже использовались водометы, но народная волна смела перегородки между ГДР и ФРГ. Это просто красиво и приятно подавать в качестве того, что была какая-то борьба. Хотя на самом деле руководство ГДР сдалось, потому что не получило никакой помощи от Горбачева и его окружения. А то, что потом происходило на улицах, это уже достаточно вторично.

– К тому же, Берлинская стена ведь была одной из самых укрепленных и хорошо охраняемых границ в то время. Вряд ли эти заграждения было так уж легко преодолеть?

– Это была традиционно отработанная система, она существовала на протяжении нескольких десятилетий. Поэтому через нее не так много было прорывов. Это было сопряжено с большими трудностями, в том числе и для родственников тех, кто пытался перебраться через эту границу. Она в определенной степени была надежным разграничением ФРГ и ГДР. И, конечно, если бы пограничники, охранявшие эту стену со стороны ГДР, получили приказ никого не пропускать, они бы с легкостью его выполнили. Но, как я понимаю, в руководстве ГДР уже никто не взял на себя смелость такого рода приказ, во-первых, отдать, а во-вторых – его контролировать

– Недавний опрос ВЦИОМ показал, что большинство россиян (93%) знает или хотя бы слышали о падении Берлинской стены в 1989 году. Но более половины (60%) не смогли сказать, кто и зачем ее возвел и что привело к ее разрушению. То есть мы видим, что эти события (по крайней мере, для россиян) уже давно ушли в прошлое. И все же, это часть нашей истории. Почему, как вам кажется, мы стали о ней забывать? 

– Вы знаете, мне кажется, это совершенно логично, потому что для нас, собственно, это не событие. Для России, для современных русских людей Берлинская стена – это что-то такое из европейской истории холодной войны. Для нас эти события 1989 года прошли без каких-либо громких информационных поводов. Я, например, помню 1989 год уже вполне сознательно: ничего такого по советскому телевидению не показывалось, никаких объяснений этому не давалось. А если что-то в СМИ не освещено, традиционно считается, что оно как бы и не существует. Конечно, были какие-то были коротенькие заметки о происходящих там событиях, но они никоим образом не подавались как нечто глобальное и уж тем более не комментировались как начало какой-то новой эры.

Тем более, что представление нашего населения о холодной войне достаточно легкое. Мы часто довольно легковесно оцениваем поражение СССР в холодной войне, хотя мы мы все прочувствовали на себе его последствия: и экономические, и территориальные расколы, и появление каких-то национальных государств, и т.д. и т.д. Но какого-то акта поражения мы на себе, мне кажется, не ощущали. Поэтому в нашем сознании падение Берлинской стены как нечто символическое не отложилось. И мне кажется, это неплохо, потому что если бы мы действительно воспринимали это как поражение, и все эти события так же подавались в наших учебниках истории, ощущение какой-то ущербности у населения было бы значительно больше.

Соловьева Екатерина
comments powered by HyperComments