Зоя Космодемьянская: разведчице нельзя быть хрупкой и красивой

13:07 01/12/2016

«В первых числах декабря 1941 года в Петрищеве, близ города Вереи, немцы казнили восемнадцатилетнюю девушку-партизанку. Еще не установлено, кто она и откуда родом», – так начинался знаменитый очерк Петра Лидова в газете «Правда», опубликованный 27 января 1942 года и впервые рассказавший на весь Советский Союз о жестокой расправе нацистов над молодой разведчицей, оставшейся в истории благодаря своей недетской стойкости. На самом деле, казнь случилась немного раньше – 29 ноября 41-го. А звали эту девушку Зоей Космодемьянской.

В середине ноября началось масштабное наступление нацистских войск на Москву. Тем временем в особняке, расположенном по адресу дом №5 cтроение 2 в Колпачном переулке, что недалеко от Покровки, толпился народ. В этом здании находились Московский городской и областной комитеты ВЛКСМ. Юноши и девушки приходили на собеседование, чтобы попасть в отряд разведчиков.

Одной из комсомолок, стремившихся перекрыть врагу дорогу к столице, была Зоя Космодемьянская, которой только-только исполнилось 18 лет. С идеологической точки зрения родословная девушки не вызывала доверия – в ее роду были священники, в том числе Петр Иванович Космодемьянский, служивший настоятелем Знаменской церкви в селе Осиный Гай. Сама фамилия имеет отношение к духовному сословию, она произошла от названия церкви Космы и Дамиана. Собеседования проводил будущий председатель КГБ Александр Николаевич Шелепин, который в октябре 1941-го года создал центральную разведывательно-диверсионную школу при ЦК ВЛКСМ, а последнее слово оставалось за специальным уполномоченным государственного комитета обороны на Западном фронте по диверсионной работе, командиром воинской части №9903 Артуром Карловичем Спрогисом.

Космодемьянской Спрогис отказал, по легенде, со словами: «Разведчица пойдет в тыл врага, ей нельзя быть хрупкой и красивой». Однако девушка домой не ушла, а осталась сидеть у входа в комиссию до ночи. За настойчивость ее, в конце концов, включили в список добровольцев. Выбранные молодые люди были отправлены в распоряжение воинской части 9903 и стали курсантами разведшколы – правда, совсем ненадолго. Буквально через несколько дней «зеленых» бойцов отправили на первые задания, и мало кто верил, что вернется живым. 4 ноября группа, в которой была Зоя, успешно справилась с минированием дороги в районе Волоколамска.

ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ Казнь в Нюрнберге: как умирали и спасались бонзы Третьего рейха

А 17 ноября вышел приказ ВГК №428, предписывающий сжигать деревни в тылу врага, чтобы не дать немцам отсидеться в теплых избах. Две диверсионные группы должны были сжечь десять населенных пунктов, в том числе деревню Петрищево в Верейском районе Подмосковья – ныне Рузском. В составе каждой группы было десять человек. Однако приступить к заданию смогли всего трое: командир одной из групп 19-летний Борис Крайнов, Зоя Космодемьянская и 18-летний Василий Клубков. Остальные разведчики погибли или пострадали при обстреле у деревни Головково.

Поджог в Петрищево запланировали на ночь 27 ноября. Космодемьянская должна была поджечь дома в южной части деревни, Клубков – в северной, а Крайнов – в центре. Первым задание выполнил Крайнов, который вернулся в лес и начал ждать возвращения товарищей.

За тридцать сребреников

Следом задание выполнила Зоя, которая уже собиралась уходить, когда была схвачена немцами. Партизанка не допустила никаких ошибок – ее поймали из-за предательства Василия Клубкова. Как он объяснял позже, подойдя к дому, он бросил бутылку с горючей жидкостью, но она не загорелась. Потом он увидел немецких часовых и решил вернуться в лес, но был замечен и схвачен. Солдаты с легкостью отобрали у разведчика наган с патронами, две сумки с керосиновой смесью и сумку с продуктами, в которой среди прочего был литр водки. Потом Клубкова повели на допрос в штаб немецкой части, где он под дулом пистолета сразу сдал немцам Крайнова и Космодемьянскую. Все это произошло настолько быстро, что немцы успели схватить Зою, а указал на нее деревенский староста Свиридов, за что и получил в награду водку.

«Партизана ввели в дом, и тут разглядели, что это девушка, совсем юная, высокая, смуглая, чернобровая, с живыми темными глазами и темными стрижеными, зачесанными наверх волосами. Солдаты в возбуждении забегали взад и вперед и, как передает хозяйка дома Мария Седова, все повторяли: «Фрау партизан, фрау партизан», – писал Лидов.

Конечно, немцы уже знали, что ловить надо девушку. Только вела себя Зоя более стойко. Поскольку никаких улик диверсионной деятельности у нее при себе не осталось, Космодемьянская отрицала свою причастность к поджогам, называла себя Татьяной Саламахой. Так звали одну из героинь гражданской войны, поэтому и упомянутый нами очерк Петр Лидова называется «Таня». Но напуганный Клубков подтвердил, что поймана действительно разведчица Зоя Космодемьянская, которая прибыла в Петрищево для выполнения диверсионного задания. Девушку раздели до нижнего белья и несколько часов избивали ремнями. Зоя никакой информации не выдавала, лишь сказав: «Убейте меня, я вам ничего не скажу».

Потом девушку долго водили босиком по снегу, с завязанными руками – морозы стояли до минус 25, а двое хозяек сгоревших домов, Солина и Смирнова, участвовали в избиении Зои и обливали ее помоями. Во время опознания на руках девушки не обнаружили ногтей. Они были вырваны. Что еще делали фашисты с Зоей Космодемьянской в тот день, точно неизвестно, но уже наутро 29 ноября ее казнили, повесив на шею табличку с надписью «Поджигательница» – по-немецки и по-русски.

Казнь

Наблюдать за экзекуцией согнали всех жителей оккупированной деревни. Девушку поставили на ящики из под снарядов, надели на шею петлю... Очевидцы вспоминали, какое сильное впечатление произвела на них юная партизанка. Она вела себя гордо: не плакала, не кричала, была спокойна и обращалась к немцам с речью, полной убежденности в их скором поражении.

«Вы меня сейчас повесите, но я не одна. Нас 170 миллионов, всех не перевешаете. Вам отомстят за меня. Солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен, все равно победа будет за нами!» – сказала перед смертью Космодемьянская, которая также призывала жителей деревни к сопротивлению.

Тело Зои Космодемьянской провисело месяц и было еще не раз осквернено. В начале января ее, наконец, закопали, не дав жителям деревни даже завернуть тело в ткань. В начале 1942 года тело Зои Космодемьянской было эксгумировано и позже перезахоронено на Новодевичьем кладбище в Москве.

Зоя Космодемьянская: разведчице нельзя быть хрупкой и красивой
Фото: Лагранж А./ТАСС

Лидов, услышавший историю Зои Космодемьянской от старика в деревне Пушкино, сразу отправился в Петрищево, и вскоре его очерк стал известен на всю страну, в том числе Иосифу Сталину. Советская разведка начала отслеживать 197-ю дивизию вермахта и особенно 332-й полк, который стоял в Петрищево. Сталин приказал не брать в плен офицеров и командиров этого полка – сразу расстреливать. В 1943 году 332-й полк был полностью разгромлен под селом Вергено, все его бойцы – убиты. Среди них был и фотограф, в сумке которого нашли пять снимков казни Зои Космодемьянской.

Василий Клубков был завербован немецкой разведкой и вернулся в распоряжение частей Красной Армии 28 января 1942 года. Однако вскоре Борис Крайнов заподозрил неладное – его удивило, что Клубков ни разу не спросил, что же стало с Зоей. Сначала за ним наблюдали, а затем арестовали. На первом же допросе Клубков признался в предательстве и измене, на суде просил сохранить ему жизнь. Суд приговорил Клубкова к расстрелу, приговор был приведен в исполнение уже 16 апреля. Приговорены к расстрелу за пособничество немцам были также Солина и Смирнова.

А имя Зои Космодемьянской стало собирательным образом для всех партизан, отдавших свои жизни за победу над вермахтом и долго раскачивавшихся на виселицах в русских деревнях. В тот же день, что и Зоя, в соседней деревне Головково была казнена еще одна разведчица из ее отряда – 22-летняя Вера Волошина. Девушку пытали и повесили. В деревне Петрищево отряду удалось сжечь три дома, конюшню и немецкий узел связи.

comments powered by HyperComments