Разработчики смогут обновить «Спутник V» за два дня в случае мутации вируса

21:22 02/04/2021

Центр Гамалеи разработал технологию на случай мутаций коронавируса. Препарат от COVID-19, согласно ей, можно будет обновить за два дня. Как будет меняться вакцина «Спутник V», телеканалу «МИР 24» рассказал молекулярный биолог, доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией факультета естественных наук Новосибирского государственного университета Сергей Нетесов.

- Что это за технология обновления вакцины?

Сергей Нетесов: Аденовирус в данном случае используется как вектор. В нем есть длинная штука – ДНК, и в ней есть кусок, в который вставляют нужные для продукции белков гены. Этот кусок, как правило, постоянный. То, что предлагают сделать специалисты Центра им. Гамалеи, это использовать как генную кассету: можно вынуть часть, вставить и после этого запустить. Такие вещи известны, они делаются, но то, что они научились это делать быстро, это очень хорошо, потому что отбор таких клонов у нас иногда занимает несколько месяцев. Это большой шаг вперед, потому что это позволяет менять кассеты в векторной молекуле аденовируса.

- Технически это не особенно сложно?

Сергей Нетесов: Скорость важна. Для этого надо четкие методики разработать, чтобы люди были очень квалифицированными. Сама система встройки в геном должна быть очень простой. Это, видимо, и было их ключевым открытием.

- Сколько времени займет отправка измененной вакцины в массовое производство?

Сергей Нетесов: Это не проблема, потому что у них имеется культура клеток, в которой это идет. Проблема в другом – надо охарактеризовать вновь полученный вектор по нуклеотидной последовательности и по тому, правильный ли белок эта штука производит. А само производство проблемы не составит, потому что оно такое же, как для существующей вакцины.

Что еще будет проблемно, это испытания первой и второй фазы, это все равно придется делать. Но они могут быть упрощенными.

- Как это изменение влияет на эффективность вакцины и на безопасность ее применения?

Сергей Нетесов: Безопасность никак не изменится, фактически будет то же самое, потому что в аденовирусе геном составляет сорок тысяч нуклеотидов. Чтобы вставить туда кассету с другим вариантом s-гена, надо геном изменить даже не на 5%, а на 0,5 или 0,05. Изменений s-белка в новых вариантах не так уж много, максимум 1%. Если говорить в процентном соотношении, то это будет почти та же самая вакцина, свойства вектора при этом никак не изменятся.

- Эффективность возрастет?

Сергей Нетесов: Здесь возрастет не эффективность. Просто это будет вакцина, адаптированная к новым вариантам. В этом смысле она будет более сильно защищать, чем старые варианты этой вакцины.

- Как эта упрощенная схема испытаний выглядит? Проходит меньше ступеней, меньше участников, что в ней?

Сергей Нетесов: Поскольку меняется небольшая часть генома, то фактически можно часть тестов не делать, которые делались раньше, потому что эти тесты фактически на векторную молекулу. Что касается иммуногенности, это надо будет проверять. Это все равно надо будет делать, потому что надо доказать, что эта вакцина лучше, чем предыдущая защищает новый вариант. Вот это доказательство все равно останется, там тестов более 30, и если из них нужно будет делать всего пять – шесть, это сильно ускорит всю разработку.

По той же технологии идет компания «Модерна», которая тоже уже разработала новые варианты вакцины под южно-африканский вариант вируса, и у них это займет, конечно, не два дня, но в течение месяца они тоже могут это сделать.

- Насколько должен мутировать коронавирус, чтобы понадобилось изменять саму вакцину?

Сергей Нетесов: Есть количественный показатель, насколько вакцина защищает. В Великобритании показали, что южно-африканский вариант защищается вакциной существенно меньше. Чтобы это определить, надо это сделать не качественно, а количественно. Надо ступеньками идти и проверять, насколько эта вакцина защищает. Нынешняя вакцина, конечно, защищает, в том числе от южно-африканского варианта, но прошибить иммунитет этим вариантом намного легче, чем прежним. Поэтому здесь практически происходит адаптация вакцины под вновь появляющийся вариант.

- Такая мутация вируса достаточно вероятна, и не зря занимались ученые, что понадобится такое свойство, быстрое изменение?

Сергей Нетесов: Она не просто вероятна, уже появились эти мутации, и мы видим, что их все больше и больше появляется, потому что вирус не неизменный. Когда он размножается в организме человека, он претерпевает изменения, но далеко не все они закрепляются. И здесь есть опасная вещь, когда вирус размножается в человеке с дефектами иммунной системы, когда в нем он существует не неделю или две, как при обычной инфекции, а несколько месяцев, например, в Калифорнии зафиксированы варианты, которые 160 дней были в организме людей, больных лейкозом.

- И не проявлялись при этом никак за эти 160 дней?

Сергей Нетесов: Они лежали в больнице, и у них периодически проверяют, вирус есть и есть, он никак не выводится. Когда решили в конце этого срока проверить, когда он уже выявился, насколько они изменились, оказалось, что они изменились довольно сильно. Кстати, британский вариант, который мы сейчас так называем, он тоже возник в организме человека с иммунодефицитом. Тоже были долгие пути к выздоровлению этого человека, по-моему, было два или три месяца. Вот эти мутанты и будут появляться, потому что в разных странах есть люди с лейкозами, с иммунодефицитами, есть ВИЧ-инфицированные на поздней стадии, поэтому пути для изменения у вируса есть.

- В каких случаях тем, кто уже привился вакциной, может понадобиться ревакцинация?

Сергей Нетесов: На этот вопрос может дать ответ только будущий наш опыт, а поскольку машины времени у нас нет, то нам приходится отслеживать вот таких больных, которые заболели повторно, которые заболели после вакцинации. И тогда мы будем видеть – действительно вносят новое эти варианты, действительно этот иммунитет не защищает или он защищает? Будем ждать и мониторировать ситуацию.

comments powered by HyperComments